Полицейских осудили в Чите по сфабрикованному делу, считают правозащитники


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:


В декабре 2012 года экс-начальник ОБЭП Читинского ЛОВД Станислав Карасев и его подчиненный Алексей Прокофьев по приговору  Железнодорожного райсуда Читы лишились права занимать должности в правоохранительных органах. Первый из них – на 4 года, второй – на 3,5 года.

Суд признал бывших сотрудников виновными в покушении на получение взятки (ст. 30, ст.290 УК) и в злоупотреблении служебными полномочиями (ст.285 УК), но освободил по первому составу от наказания из-за истечения срока давности.

— В основу приговора легли доказательства, добытые с нарушением закона. Суд их не исключил и не вынес определения в адрес следствия. Это указывает на признаки вынесения неправосудного приговора, — считает юрист Забайкальского правозащитного центра Роман Сукачев.

По мнению правозащитников, судья Любовь Копаева не дала оценки собранным стороной защиты доказательствам о том, что оперативные и следственные действия в отношении подсудимых сами имеют все признаки должностных преступлений.

Сторона защиты через суд инициировала запросы в ряд подразделений УВД края и добилась официальных ответов. Из них следует, что основная часть оперативных документов, положенных в основу уголовного дела, изготовлялась задним числом и их номера не соответствуют регистрации в оперативных базах. Эти факты говорят о серьезных нарушениях Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и приказов МВД.

К примеру, в деле есть документы за подписью начальника ОСБ и руководителя УВД края, в которых указано: изобличили Карасева и Прокофьева «с применением оперативных возможностей УСТМ» (управления специальных технических мероприятий УВД края). Но в суде выяснилось, что спецтехника для проведения ОРМ «в отношении указанных объектов» не выдавалась, сотрудники УСТМ к мероприятию не привлекались, каких-либо заданий не выполняли.

Неправомерно действовал и следователь, принявший к производству уголовное дело. В суде установили, что понятые, которых он отбирал из числа «общественности», на самом деле являются сотрудниками МВД. Одна из них даже имела допуск к работе с секретными документами. Но в уголовном деле числилась как студентка вуза. Для убедительности был приобщен её читательский билет для прохода в библиотеку.

О фальсификации целого ряда процессуальных документов говорит и следующий факт. Из протокола, датированного 3 сентября, следует, что следователем при понятых осмотрен компакт-диск с видеозаписью проведенного ОРМ. Но в суде сторона защиты настояла и получила официальный ответ: до 8 сентября следователь не мог видеть видеозапись – она еще находилась в УВД края.

— Эти и другие факты фабрикации ОРМ и предварительного следствия стали известны благодаря нашим ходатайствам в суде. Они не опровергнуты стороной обвинения. Но судья предпочла не давать им оценки в приговоре, — указал в кассационной жалобе бывший начальник ОБЭП Станислав Карасев.

Как поясняют правозащитники, исследовать приговор и материалы уголовного дела они согласились не с целью подтверждения виновности или невиновности обратившихся за помощью экс-полицейских.

— Для нас было важно понять, насколько ревностно суд соблюдал принципы правосудия – о недопустимых доказательствах, неустранимых сомнениях, которые толкуются в пользу обвиняемого. К сожалению, в этом деле суд пошел на поводу у следствия и прокуроров, а не закона, — считает директор правозащитного центра Виталий Черкасов.

Как поясняют бывшие сотрудники ОБЭП Карасев и Прокофьев, в сентябре 2010 года они задержали с поличным «черных» лесорубов, которые предложили им взятку. Для фиксации этого преступления сотрудники предложили дать им день для раздумий. В тот день, как установлено документально, начальник ОБЭП письменно доложил руководству о проведении ОРМ и получил в УСТМ УВД спецаппаратуру. Как позже выяснилось, в то же время лесорубы пришли в ОСБ с заявлением о вымогательстве взятки в размере 40 тысяч рублей.

На следующий день лесорубы под прикрытием сотрудников ОСБ прибыли в ОБЭП Читинского ЛОВД. Как утверждают Карасев и Прокофьев, произошло это раньше оговоренного времени, поэтому они не успели установить спецаппаратуру. К тому же, Карасеву пришлось убыть из подразделения по служебной необходимости. Лесорубы некоторое время общались с другими сотрудниками ОБЭП. Затем один из них вышел из здания, подошел к личной машине Прокофьева, открыл незапертую дверь и положил в бардачок 40 тысяч рублей. Тут же около автомобиля появились сотрудники ОСБ. Они пригласили Прокофьева и в его присутствии произвели изъятие денег, передает пресс-служба Забайкальского правозащитного центра.