Экскурсии на могилы гуннских вождей начались в Бурятии


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:


В июне 1899 года Ю. Талько-Грынцевич, первооткрыватель памятников азиатских гуннов, обследовал могильник. Им были обнаружены примерно 20 захоронений и составлена схема памятника.

В июне 1903 года Ю.Д. Талько-Грынцевич и Я.С. Смолев исследовали пять погребений.  В пади Царам сосредоточены наиболее крупные курганы азиатских гуннов среди всех известных в России.

В течение полевых сезонов 1997-2005 годов  был исследован курган № 7 (самый крупный курган азиатских гуннов в России), на прилегающей площади раскопаны 10 сопроводительных захоронений, входивших в единый погребальный комплекс с курганом № 7, располагавшихся с западной и восточной сторон кургана № 7 двумя линиями по пять захоро­нений в каждой. Кроме того, в юго-западной части раскопа исследованы еще три небольших кургана, входивших в погребальный комплекс № 7. Практика раскопок крупных курганов знати («царских») показывает, что такие захоронения содержат в себе важнейшую информацию для реконструкции, как социальной структуры древних обществ, так и для характеристики их материальной и духовной культуры. Центральный курган № 7 в Цараме, по его размерам и особенностям устройства, является захоронением представителя высшей сюннуской знати  – одного из вождей (шаньюев). По количеству сопроводительных захоронений, по их планиграфии, по половому составу погребенных и по наборам инвентаря сопроводительные захоронения Царама существенно отличаются от аналогичных погребений других могильников, в которых погребены в основном женщины с разнообразными поясными наборами и подростки. Такие отличия вызваны различным статусом погребенных в центральных курганах могильника, пояснили в министерстве культуры Бурятии.

Первая группа экскурсантов состояла из 8 представителей коллектива Министерства финансов Республики Бурятия. Инициатором поездки стал сам министр финансов Республики Бурятия И.Ю. Шутенков. Вот впечатления одного из участников — Натальи Гомбоевой:

«Мы с экскурсантами обследовали курган: его глубина была с пятиэтажный дом. Подходить близко к краю было опасно, так как грунт был мягкий и осыпался. Подойдя к входу с южной стороны, мы увидели на камне ящерку, она сидела и почти не двигалась, позволяя нам ее фотографировать. Мы сочли это за добрый знак, как будто дух шаньюя был не против нашего пребывания. Далее мы обошли по часовой стрелке могильник. Осмотрели ямы, в которых когда-то были найдены сопроводительные захоронения. Экскурсантов удивлял сам размер захоронения и форма лежавших камней возле него, которые казались подвергшиеся  ручной обработке. Обменявшись впечатлениями и снявшись на фоне «Царского захоронения», мы отправились покорять каменные выступы, которые украшали сопку. Мы всматривались в форму части каменной гряды, постепенно вырисовывалось  лицо шаньюя. Подъем оказался совсем непростой, местами крутой и каменистый. После 40-минутного подъема группа была вознаграждена. Перед нами открылся необычайный вид на скалу, глядя на нее сбоку, мы увидели профиль мужского лица в головном уборе. Очень хорошо просматривался нос, рот, бровная дуга. Мы обошли скалу и увидели большой камень, похожий на лягушку. Далее лежали камни, сложенные друг на друга, образуя своеобразную лестницу. Поднявшись по ней, мы очутились на небольшой ровной площадке, с высоты которой открылся восхитительный панорамный вид на  реку Селенгу, на Монголию и на сам могильник шаньюя. Теперь, глядя на него с высоты, было очевидно, что голова шаньюя в виде скалы и его лик устремлен прямо на место его захоронения».

Фото: Министерство культуры Республики Бурятия