Сообщество для осмысления современного искусства создается в Томске


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Куратор проекта — хореограф, танцор и преподаватель Ксения Беленкова — обратила внимание слушателей на то, что сегодня современным танцем часто считают хип-хоп, шоу-балет Todes или даже стрип-пластику. Такие направления ориентированы на удовлетворение потребностей зрителя в яркости и драйве, трансляцию культа здорового образа жизни и красивого тела, демонстрацию энергичности и сексуальности. С другой стороны, в России до сих пор имеет место культ классического балета как «идеальной» формы танца, и все, что от него отличается, «искусством» могут и не признать. Но на самом деле современный танец вполне может быть содержательным творческим поиском — не обязательно похожим на своих исторических предшественников, и тем более — на коммерческую шоу-продукцию. Понимание «современного» было раскрыто с помощью цитат из работ философа Бориса Гройса.

Затем собравшимся показали клип Beyonce «Countdown» (2011) и постановку «Rosas danst Rosas» (1997) бельгийского хореографа Анны Терезы Де Кеерсмакер. Эти работы местами настолько похожи с точки зрения танцевальных движений, костюмов и декораций, что после выхода клипа разразился скандал по поводу нарушения авторских прав. Но с точки зрения содержания и производимого впечатления они совершенно разные. Бейонсе просто развлекает зрителя, показывая ему приятные вещи под энергичную музыку, хотя, возможно, делает это не без иронии. В «Rosas danst Rosas» демонстрируется совершенно другая эстетика: сложная, драматичная, заставляющая сопереживать героиням и затем задуматься. Если у Бейонсе танцовщицы — это просто «симпатичный продукт», напоминающий социальных роботов, то в бельгийском балете каждая участница — особенная личность, несмотря на то, что все они повторяют совершенно одинаковые движения в течение длительного времени.

Ксения Беленкова предложила аудитории сравнить две работы, и в результате было озвучено порядка десяти точек зрения. Таким образом, первая же лекция о современном танце смогла собрать рефлексирующую публику, способную внятно выражать свое мнение по поводу увиденного и услышанного.

В течение будущих встреч томичам и гостям города покажут, что танец предназначен не только для потребления. Он способен погружать в разные состояния и открывать новые двери. Аудитории дадут возможность знакомиться с эстетикой contemporary dance, хотя эта дорога может оказаться непростой. В целом, Ксения Беленкова, как инициатор проекта, нацелена на формирование сообщества, которое будет обсуждать, учиться понимать и любить современный танец и современное искусство. К участию в качестве спикеров будут привлечены эксперты из Санкт-Петербурга и Москвы.

В качестве концептуального ориентира будущим участникам нового сообщества предложили «Нет-манифест» американской танцовщицы и перформера Ивонн Райнер. Вот один из его переводов, сделанный руководителем Театра танца Сашей Кукиным (Санкт-Петербург): «Нет — зрелищности, нет — виртуозности, нет — перевоплощению, магии и иллюзиям, нет — очарованию и превосходству образа звезды (нет — звездности), нет — героическому и антигероическому, нет — макулатурной образности, нет — причастности (вовлеченности) исполнителя или зрителя, нет — стилю, нет — манерности, нет — обольщению (соблазнению) зрителя уловками исполнителя, нет — эксцентричноcти, нет — трогательности или возможности быть тронутым». Манифест был опубликован в 1965 году в США и до сих пор производит впечатление на танцоров. Однако сегодня жюри российских танцевальных конкурсов по-прежнему оценивает «зрелищность» и «виртуозность». Но можно ли вообще оценивать искусство по стандартным критериям, или каждое произведение заслуживает не оценки, а особой интерпретации? И на что ориентироваться художникам, если они стремятся создавать contemporary dance?

Разобраться с этим можно будет на следующих встречах проекта «не современный не танец». Ближайшая состоится в «Аэлите» 20 марта 2014 года в 19 часов. Стоимость билета — 70 рублей.

Мария Митренина