Что делать с русской и сибирской идентичностью


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Возможность бесплатно повысить свой образовательный уровень и даже квалификацию дала всем желающим томичам Лаборатория социально-антропологических исследований ТГУ. Лекции были ориентированы на помощь исследователям идентичности различного рода, а заодно учили слушателей грамотно, то есть с точки зрения современного научного подхода интерпретировать происходящие вокруг социально-политические события.

Олег Оберемко в своем курсе опирается на символический интеракционизм — теоретико-методологическое направление в социальных науках, постулирующее, в числе прочего, что идентичность (да и любые смыслы) производится, утверждается и изменяется только в процессе коммуникации:  ‘Нельзя мыслить идентичность как то, чем мы занимаемся в одиночку’. Исследователи рассматривают здесь огромный спектр феноменов — от ‘электоральной идентичности’ (выражающейся в том, как человек голосует на выборах) до самопознания человека. Но как к этому подобраться?

Идентичность может появиться тремя путями:  через самоидентификацию, или когда мы определяем другого, или когда кто-то определяет нас. Например, сибирская идентичность оформляется, если мы как сибиряки заявляем о ней, либо если мы определяем кого-то в качестве сибиряков, либо когда другие идентифицируют нас как сибиряков. Но одноразовой операции мало. Как заметил Олег Оберемко, вопрос в том (для ученого, прежде всего), можно ли выделить формы поведения, которыми сибиряк утверждает свою идентичность. Нужен постоянный процесс.

Таким образом, никакая идентичность не существует сама по себе — ни ‘сибирскость’, ни ‘русскость’, ни ‘татарскость’, ни ‘православность’, ни ‘патриотичность’. Как только русский перестает воспроизводить свою русскость, она исчезает. Образно говоря, рукописи горят, когда их не читают. Более того, как эту русскую идентичность будут воспроизводить, такой она и получится. Конкретных примеров лектор тут не привел, но они напрашиваются. Так, одно дело, как утверждали русскую мессианскую идею философы и другие отечественные мыслители, и совсем другое — как подает свое ‘русское’ безграмотный гопник-националист, плохо знающий даже родной язык. Грубо говоря, русские философы думали, что Россия способна спасти весь мир в духовном смысле, а современным националистам почему-то оказалась ближе идея о том, что нужно повсюду ‘спасать русских’, — вот так исторически, в процессе коммуникации сменился смысл идентичности.

К практикам утверждения идентичности можно отнести даже конфликты. Олег Оберемко привел в пример мальчишек, которые дерутся из-за несогласия с негативными определениями друг друга (‘дурак’ или ‘козел’). Но совершенно очевидно, что это касается и взрослых сражений — как воочию, так и в Интернете. В любом конфликте всякий борется не то, чтобы ‘за идею’, а за собственную связь с этой идеей, за возможность выглядеть в глазах других тем, кем себя считаешь сам. Успешно или нет — это уже второй вопрос.

К счастью, к формированию идентичности (и вытекающего из нее поведения) может быть и конструктивный подход. Преподаватель рассказал историю про жителей России, которые отправились на машине в Финляндию. Пока ехали по территории своей страны — выбрасывали окурки в окно на дорогу. Стоило оказаться в соседней — стали складывать мусор в пепельницу, при том, что никто не заставлял делать так. Вернулись домой — и про пепельницу забыли.

То есть получается, что Финляндия смогла создать себе такую идентичность, что рука не поднимается бросить там на дорогу мусор, даже у гостей. Чего не скажешь про Россию. Правда, начинают ли иностранцы мусорить где попало, как только въезжают в Россию, точно не установлено. Пожалуй, зависит от личного самоопределения: считаешь ли ты себя тем, кто может себе позволить загрязнять окружающую среду, или нет.

Мария Митренина

Иллюстрация: Константин Еременко, из цикла «ИстЕрия Сибири», историческая битва между Ермаком и ханом Кучумом как пример борьбы за идентичность

Материалы по теме:

Кружева, оазисы, пазл и сибирская идентичность: как быть с брендингом городов

Концепт «сибиряк» обсудят на конференции про кризис российской идентичности