Экологи требуют от «Росатома» открытых слушаний по поводу хранения урановых отходов в Сибири

"Уважаемый Сергей Владленович!

С подачи французских СМИ вновь обострилось обсуждение вопроса ввоза в Россию для безвременного хранения иностранного отвального гексафторида урана. В течение около 15 лет европейские атомные корпорации отправляют в Россию уран разной степени чистоты, обогащения и в разных химических состояниях. Суть контрактов оставалась одной: обратно в Европу отправлялся обогащенный уран для ядерного топлива, а в России оставалось до 90% отвального гексафторида урана (ОГФУ), декларируемого "ценным материалом". При этом остающийся в России ОГФУ юридически становился собственностью России.

За это время в четырех городах Урала и Сибири (Новоуральск, Северск, Зеленогорск, Ангарск) осталось от нескольких десятков тысяч до ста тысяч тонн отвального гексафторида урана, завезенного из-за рубежа.

Этот вопрос уже поднимался на обсуждение различными общественными организациями, так в 2007 году наша организация направила соответствующие запросы в Генеральную прокуратуру. Безответно.

Как реакцию на нынешнее общественное обсуждение вопроса безопасности хранения ОГФУ на площадках предприятий "Росатома" мы снова слышим обвинения в непонимании сути вопроса, неаргументированные заверения в безопасности хранения ОГФУ и его чрезвычайной ценности. В общем, "не волнуйтесь, все под контролем".

Считать такие объяснения серьезным ответом вряд ли возможно. Ведь это не только вопрос безопасности населения в районах складирования отвального гексафторида урана, это вопрос престижа России и, самое главное, нашей ответственности перед будущими поколениями.

12 апреля 2006 года в Северске на встрече общественности Томска и Северска с Вами мы сформулировали свое отношение к проблеме хранения ОГФУ, ввезенного из-за рубежа, так:

"Если "Росатом" утверждает, что отвальный гексафторид урана – это "ценный материал", то покажите, что в конкретные сроки определенной технологией и за деньги, полученные из прибыли от обогащения иностранного урана, эти "хвосты от хвостов" будут безопасно использованы".

Вы, приняли наш подход и пообещали представить общественности подход "Росатома" к решению этого вопроса.

Мы ждем до сих пор.

То, что до сих пор говорили и говорят представители "Росатома" и его предприятий об этих "ценных материалах", не дает ни малейшего повода уверенности, что для России это экономически выгодное сотрудничество с зарубежными ядерными корпорациями.

Зачастую это были лишь слегка завуалированные обвинения "зеленых" в дилетантстве либо в работе на зарубежных конкурентов "Росатома". В связи с последним задаешься вопросом: в работе на тех, кто везет сюда ОГФУ? Диалог в таком режиме вряд ли может продолжаться.

Все точки над "i" будут поставлены только тогда, когда "Росатом" четко, без традиционного жонглирования терминами и ухода от сути проблемы даст исчерпывающие объяснения на следующие вопросы:

1. На основании каких экономических расчетов заключались такие договоры и контракты, в результате реализации которых в России остаются десятки тысяч тонн зарубежного отвального гексафторида урана?

2. Каковы сценарии развития событий в случае падения на площадку хранения контейнеров с ОГФУ в Северске, Новоуральске, Зеленогорске, Ангарске пассажирского авиалайнера класса "А-319" (один из наиболее часто совершающих рейсы в города Сибири лайнер)?

3. В какие сроки, по какой технологии "ценные материалы" (ОГФУ) будут использованы с получением прибыли?

4. Какова будет минимальная прибыль от использования этих "ценных материалов"?

Наша организация требует проведения открытых общественных слушаний по вопросу ввоза в Россию иностранного отвального гексафторида урана для безвременного хранения.

Требуем проведения слушаний не по примеру организуемых "Росатомом" в регионах при проведении экологической экспертизы проектов строительства АЭС. В режиссуре такого пошиба мы участия принимать не будем и скорее инициируем проведение независимых общественных слушаний.

Изначально в оргкомитет слушаний должны быть включены российские общественные экологические организации, неоднократно поднимавшие на обсуждение этот вопрос: "Гринпис России", "Экозащита", "Зеленый Крест", "Беллона" и организации из регионов размещения отвального гексафторида урана ("СибЭкоАгентство", "Байкальская Экологическая Волна", Уральский Социально-Экологический Союз).

С уважением, руководитель "СибЭкоАгентства" и Томского Зеленого Креста  Алексей Торопов".

Тема ввоза и хранения на территории ЗАТО Северск (Томская область) ядерных отходов из Франции была поднята в последние дни в связи с показанным на днях во Франции документальным фильмом "Ядерный кошмар", авторы которого утверждают, что французские ядерные отходы вывозятся в Сибирь, где они складируются под открытым небом. Тему подхватили многие СМИ Франции, а затем и российские.

Согласно информации администрации Томской области, в Северск ввозится так называемый регенерат – сырье, которое уже прошло две степени очистки на специализированном предприятии Франции и не представляет радиационной опасности. Это сырье используется для производства топлива для зарубежных атомных станций.

"Речь идет, скорее всего, об отвальном гексафториде урана, который не является радиоактивным отходом. Он образуется как остаточный материал от процесса обогащения урана, и с радиационной точки зрения в несколько раз менее активен, чем природный уран", — пояснил, в свою очередь, представитель пресс-службы "Росатома" Сергей Новиков.

По информации Сергея Новикова, хранение контейнеров с отвальным гексафторидом урана под открытым небом — это мировая практика. Так происходит и в США, и в Европе, и в России в соответствии с рекомендациями МАГАТЭ.
 
"Применительно к Северску речь может идти о следующем. После эксплуатации топлива, 90 процентов его энергопотенциала остается неиспользованным, — сообщил Сергей Новиков. — Французы отправляют свое отработавшее топливо на завод Ла-Аг (север Франции), где уран очищают от наработавшегося в сборках плутония. Затем часть этого очищенного урана отправляется в Россию, где из него снова делают топливо для АЭС, которое по лицензии компании "АREVA" поставляется на АЭС Германии, Нидерландов, Швеции и Швейцарии. Сибирский химический комбинат задействован в этой цепочке".

Между тем, разгерметизация контейнеров, в которых хранится отвальный гексафторид урана, может привести к химическому поражению населения с тяжелыми последствиями, сообщают в "Сибирском Экологическом Агентстве". Утечка из одного контейнера, содержащего около девяти тонн ОГФУ, по данным экологов, опасна для человека на расстоянии более одного километра.

"С радиационной точки зрения ОГФУ действительно в несколько раз менее активен, чем природный уран, однако основная опасность гексафторида урана связана с химическими свойствами его как тяжелого металла и агрессивностью фтора, причем спрогнозировать, какой из этих элементов окажет решающее действие, невозможно, – пояснил Алексей Торопов. – На открытых площадках Сибирского химического комбината хранятся тысячи таких контейнеров. В случае падения на них пассажирского авиалайнера, скажем ежедневно летающих из Москвы в Томск А-319, разгерметизация большого количества контейнеров неизбежна. А ведь ближайшие жилые дома Северска располагаются на расстоянии менее одного километра от места складирования контейнеров".

По данным "Сибирского экологического агентства", из Европы в четыре закрытых города Урала и Сибири (в том числе и в Северск, расположенный в 20 км от Томска) везут либо обедненный уран после обогащения природного урана, либо регенерированный уран после переработки отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). Уран, находящийся в форме гексафторида, обогащается на предприятиях до уровня природного урана (0,711 % по изотопу 235) либо до энергетического (порядка 4–5 % по изотопу 235). Обогащенный уран отправляется назад в Европу.

"У нас остаются "хвосты от хвостов" ОГФУ, причем западные компании платят только за обогащенный уран и не платят ничего за то, что остается на территории России. Неизвестно также, по какой технологии и за какие деньги будут утилизированы десятки тысяч тонн некогда ввезенного в Россию иностранного материала", – сообщил также Алексей Торопов.

По словам эколога, в Европе принятым методом утилизации отвального гексафторида является его реконверсия, в результате которой получают фтор и безопасный для хранения диоксид урана, однако реконверсия отвального гексафторида урана стоит достаточно дорого.

Фото: green.tomsk.ru






Оцените статью
Добавить комментарий