Машина может быть поэтом


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Определения

Медиапоэзия – это направление в современном искусстве, в котором соединяются технологии и поэзия для того, чтобы создать синтетическое произведение языкового искусства.

Термин «медиапоэзия» больше прижился в России, тогда как в мировом контексте чаще говорят об электронной литературе, электронной поэзии.
Электронная литература – это произведение, написанное для того, чтобы быть прочитанным мультимодально (текст, изображение, звук). Оно представляет литературу в цифровом контексте. Это определение не включает отсканированную книгу, которую можно посмотреть на экране компьютера, но подразумевает произведение, созданное для того, чтобы его читать в сети, на экране компьютера.

Одна из предыдущих петербургских встреч с медиапоэзией состоялась на коллективной выставке в лофт-проекте "Этажи".

О программе фестиваля

Открытие фестиваля включало лекцию исследователя, поэта и медиапоэта Натальи Фёдоровой "Медиапоэзия: память языка, память медиа", а также несколько медиапоэтических перформансов. В дальнейшем в рамках фестиваля пройдут симпозиум, выставка, воркшопы, и другие события, которые анонсируются на сайте фестиваля 101.ru.com и в социальных сетях: vk.com/fest_101

Впечатления слушателя

Фестиваль медиапоэзии 101. Первая мысль, за которую хочется уцепиться — то, что при вычитании материального носителя человек представляет собой совокупность воспоминаний. Личность — это память. Память — это текст. Текст можно писать во многом по собственной воле, практика создания (писания) себя может быть основной жизненной практикой, за что обязательно берешь ответственность: ведь все, что со мной происходит — то, что я могу запомнить — это я. Случайности бывают, но моя реакция на случайность может быть в зоне моей ответственности. За вычетом реакции материального носителя.

Кстати, публичный дневник — блог, фейсбук, даже личные фотоальбомы в Одноклассниках — это демонстрация себя, своей жизни как текста: каждый эстетизирует, как умеет. Память передоверяется машине; что зафиксировано — на фото, на сервере — лучше запоминается, и создает тебя сначала для других, а потом, с прошествием времени (когда незафиксированное забылось) — и для тебя самого.

С другой стороны, не менее интересно, когда этот человек-текст пишется исключительно обстоятельствами, вот где все драмы.

А дальше о взаимодействии человека и машины в поэзии. После первого дня фестиваля кажется, что машина в современной поэзии обязательно должна быть. Текст, понятно, душа машины. Но, как мы постулировали выше, текст — это еще и человек за вычетом материального носителя. Тогда почему человеческому тексту дозволено быть неутилитарным, эмоциональным, художественным, с претензией на священность, а машинному тексту — нет? Несправедливость должна быть преодолена, и в медиапоэзии как раз преодолевается. Тут много горизонтов. А по факту участие машинного текста, машинной речи делает поэзию не просто нечеловеческой, а какой-то бесчеловечной, трансцендентной, и поэтому (иногда) возвращает ей волшебство. Человеческая поэзия — она слишком про автора, ей (то есть, автору) можно по-человечески сопереживать, но она никуда не уносит. Может, потому, что в пределах человеческого мира сейчас все довольно доступно. А вот когда в поэзию включается машина, открывается бездна бесчеловечности: как и положено бездне, она одновременно притягивает и пугает, и моментами даже кажется, что где-то именно там находится Бог. Который, конечно, бесчеловечен.

Да, на следующем этапе в поэзии должен свободно и повсеместно участвовать уже биологический текст, свободно изменяемый генетический код, стихи станут буквально живыми существами, но, понятно, это будет черт знает что.

Мария Митренина