Современное искусство в городе


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Вводное слово

Томск очень компактный город, компактный и по территории и как бы спрессованный, выгнувшийся по вертикали. За счет университетской публики и территории высококвалифицированных дискурсов, в Томске очень велика разница между массовым обитателем культурных низин и также довольно многочисленным (и в пропорциональном отношении вполне соответствующем столичным меркам) представителем сложных понятийных систем и рафинированных культурных установок. В этом качестве Томск действительно представляет собой уникальную локацию в Сибири вообще и в РФ по преимуществу. Точно так же как Питер находится в тени Москвы, также и Томск располагается в тени Новосибирска, с той лишь разницей, что здесь плотность переключений между городскими стратами чрезвычайно велика, за счет этого в Томске больше развиты горизонтальные связи между тусовками, и многие индивиды включены сразу в несколько страт, способны ориентироваться сразу в нескольких пластах городской жизни и культуры. В целом, в Томске сохраняется типично провинциальная ситуация: уровень тех же дискурсов, доступных благ, и культурного разнообразия пусть и незначительно, но ниже чем у старшего брата — Новосибирска, но уровень горизонтальной интеграции в Томске гораздо выше. Что часто ставит перед выбором: люди, которые ведут вполне автономное существование,  но заинтересованы в получение высокого уровня выбирают Новосибирск; люди, которые ценят больше горизонтальные связи, остаются в Томске, а поддержание высокого уровня жизни оставляют на собственное усмотрение.

Обсуждение

Прежде, чем говорить о самой статье, мы с Лукией уже обменялись в соц.сетях точками зрения по поводу общегородского обсуждения места и статуса современного искусства. Лукия считает, что публичные открытые обсуждения непродуктивны и оканчиваются ничем, а просто каждому в своей стезе надо делать свое дело. Моя позиция такова: обсуждение ситуации с современным искусством в Томске сейчас назрело и необходимо. Поскольку в Томске есть спрос на новое искусство и есть люди, в него вовлеченные. Сейчас пока что не понятны основные векторы работы и общая картина происходящего. Ко всему прочему, многие не знают, что их практики относятся к современному искусству и включены в контекст других практик. Необходимо обменяться мнениями и соотнестись с существующими канонизированными практиками классического искусства в городе.

Мне кажется естественным, что в такой дискуссии должны принять участие прежде всего люди, делающие современное искусство в Томске, инициаторы актуальных арт-практик, организаторы площадок на которых присутствует неклассическое искусство. Они должны задавать тон и формулировать основные вопросы. Это их дело и необходимо для их деятельности.

Теперь о самой статье Лукии, в которой подводятся итоги выставки молодых томских художников "Регион 70" и делается вывод о возможности бесконфликтного сосуществования классического и современного искусства. Как показывает практика, пространство классической выставки противопоказано современному искусству и только дезориентирует всех участников. Современное искусство носит экспериментальный, исследовательский характер, а еще оно целостно, холистично (включено и тело художника, его жизненный опыт, вся его чувственность и окружающее пространство, причем не на уровне дизайна, а энергетически, эстетически) — поэтому современное искусство ориентировано на создание целостных событий, в том числе и переосмысляющих пространство классической выставки. Новому искусству нужно новое пространство: живое, экспериментальное, целостное, желательно формируемое с чистого листа. На мой взгляд, несмотря на существование фестивальных форм, современному искусству в Томске нужна постоянно действующая площадка (типа лофта, сквота, лаборатории) где исследования новой чувственности и новых выразительных средств могли бы происходить в ежедневном режиме, а не от случая к случаю.

Довольно болезненная тема в томском контексте — подъем нового искусства связан с функционированием в ТГУ кафедры изобразительного искусства и факультета вообще, но развивается "от противного", поскольку т.н. "классика", которой обучают в Университете, тоже имеет строгую датировку — 80е годы ХХ в. и это в лучшем случае. Поэтому в случае факультета мы сталкиваемся не столько с искусством, которое уже не раз меняло с тех пор свое лицо и узловые темы, сколько с консервацией образцов советского реалистического искусства, с поправкой на нонконформизм диссидентов 70х. Томское художественное образование уже ничего не традирует, традировать можно только живые формы творчества, оно безоговорочно отстало от времени и не соответствует облику инновационного Университета, законодателя мод. Мастерство классического живописца уже давно относится к технической оснащенности художника, но никак не образует его систему ценностей и не задает ни в коей мере схемы его чувственных и эстетических практик. Многие молодые художники Томска, получившие университетское образование на факультете искусств, постепенно обнаруживают сей анахронизм свое образования и идут дальше уже на свой страх и риск, ища новые формы и практики искусства. Так флагманом современных арт-практик в городе становятся молодежные комьюнити, неформальные объединения молодых художников, музыкантов, танцоров. В этих сообществах происходит исследование, апробация и кристаллизация новых форм искусства. Часто эти формы кристаллизации повторяют траектории мировых тенденций, что в данном случает не так важно для художников, как желание пройти свой путь в искусстве, вдали от дезориентирующих дегенеративных институциональных образований.

Цитата из статьи Лукии: "Если говорить о профессиональном арт-сообществе, то художники, работающие в традиционных направлениях и техниках, более объединены, чем художники актуальных практик." — действительно, точно подмеченная тенденция. Дело здесь в том, что актуальных художников Томска способен объединить совершенно иной набор приоритетов. Деятели актуальной томской арт-сцены, таких как Ксения Беленкова и группа "Три П", например, или лаборатория перформанса “Сон Кекуле", являются вполне самодостаточными в плане реализации творческими единицами, им ни к чему вымаливать мастерские и творческие звания у институций, их ценностным ориентиром являются исследование новых форм восприятия пространства и времени города, разблокирование стеоретипизированных телесных практик и форм идентификации, перформативность как форма становления собой. Это совершенно иной горизонт ожиданий от искусства, вопрошающий его по существу, а не по формам его социального приложения в местах общего пользования и заверенных резервациях "культуры", таких как концерт, выставка или традиционная театральная постановка.

Итак, перечислим основных игроков на поле томской культуры и современного искусства:

— управление культуры и бизнес, при всей их генетической и структурной разнице, нацелены на массовые, канонизированные формы искусства (театр, оркестр, хор, выставка, экскурсия как прикладной жанр), тут родство идет по массовости и ориентации на проверенный, а стало быть, устаревший вкус;

— старые творческие союзы — административные каналы транслирования привилегий, по сути дела феодальные структуры от искусства;

— университетская культура — интеллектуальная публика, которая при всей своей высоколобости и искушенности в дискурсах, отнюдь не демонстрирует хорошего вкуса и не может стать законодателем перцептивной моды в городе, поскольку слишком несвободна и зависима от институциональных канонов, а для формирования вкуса необходима должная мера свободы;

— малые и нестабильные городские комьюнити (графитчики, экспериментальные музыканты, движенцы, литераторы и др.) — в подавляющем большинстве дезориентированы массовой культурой, и склонны скорее к потреблению ее образцов, нежели к созданию новой планки творчества, к сбросу неприсваемого культурного излишка в его разомкнутости в городскую культуру и интеллектуальные ландшафты Томска;

— есть теоретики современного искусства (здесь мое место) сложный интеллектуальный запрос которых мало кому интересен, и вряд ли способен консолидировать разрозненные художественные движения актуального толка;

— есть практики современного искусства, существующие в своих локальных нишах, и не желающие выходить из тени;

— есть еще ГЦСИ, по ведомству которого вроде как и проходит современное искусство, но статус которого в городе еще не определен, то ли он ориентируется на экспорт в меру актуальных культурных форм, то ли желает стать протагонистом актуальных токов живого томского искусства?..

А теперь от аналитики и критики к синтезу задач:

1. Необходима открытая площадка для встречи и коммуникации персон/объединений, вовлеченных в актуальное томское искусство, разноплановых движений на стыке искусства и субкультур, искусства и стилистик существования, искусства и форм творческой реализации, искусства и образования.

2. Следует определить путем дискуссии, что такое современное искусство в томском контексте и как с ним взаимодействовать тем, кто может по своему чувственному и интеллектуальному статусу с ним взаимодействовать. Типичный случай, когда персонаж развит, но неподготовлен к восприятию современного искусства вовсе, не понимает зачем оно нужно и что это вообще такое, каковы пути включения современного искусства в свой горизонт потребностей и форм реализации.

3. Нужна координация творческих единиц в поле актуального искусства с целью создания событий, обмена идеями, перекрестного экспериментирования — взаимного усиления и скрепления уже работающих усилий.

4. Утверждение в общественном сознании статуса нового искусства, отчасти это касается и самих деятелей нового искусства, не как чего-то бросового и неценного, но как переднего края искусства, необычайно важной работы осмысления и освоения мира в его актуальном облике, ценность навыка реагирования здесь и теперь, ценность создания неприватизируемого художественного опыта. Ценность это для личностей, ценность для города, для воспитания и образования, для формирования городской территории.

Еще одна цитата: “Под современным искусством мы понимаем как искусство современников, так и некоторые формы contemporary art” – в этом то и путаница, люди живут не только в разных стратах, но и в разных временах порой. Существовать сейчас, не значит автоматически быть современным, современность художника это задача, а не гарантированное его проживанием в 2015 г. состояние. Чтобы быть и оставаться современным художник постоянно ищет новые формы, утончает свой инструментарий, тренирует волю, укрепляет силы, развивает свой ум. Современность, это то, что находится на кончике пера и кисти, что витает в воздухе и все это чувствуют, но что очень сложно уловить и выразить в произведении. Для того, чтобы стать способным на такое реагирование и формирование современности, необходимо самому быть способным превосходить собственные возможности, быть готовым к неизвестному, возникновению незанятого места, размыканию привычных форм понимания мира.

Герман Преображенский