Божий дар с яичницей. Фестиваль нового искусства «1» прошел в Томске

    387

    Оцените статью:
    ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
    Загрузка...
    Поделитесь:

    Но по факту поэты были вынуждены с помощью голоса прорываться сквозь хаос. Суть их выступления заключалась в диалоге: одна читает свое стихотворение, другая выбирает из него какое-то слово, и отвечает своим текстом, с тем же словом. Непростая ситуация сама по себе, когда надо внимательно следить за речью собеседника. При этом они находились в проходном зале, где все время курсировали люди. Из другого зала доносились звуки музыки. Поэты читали без микрофонов, тогда как в холле, рядом разговаривали люди. Пришла девушка-перформер, обозначила скотчем квадрат на полу и стала в нем бегать, громко стуча кроссовками о напольную плитку. Поэты продолжали читать, мечтая о микрофонах. Через полчаса они появились, но оказалось, что микрофоны предназначены не для усиления голоса, а исключительно для взаимодействия в рамках аудиоэксперимента "Вытеснение": когда не звучит голос, то раздается "гул бытия" — настойчивый звук аудиоинсталляции. Которая решила работать, как придется, а не по плану. В то время как люди продолжали ходить туда-сюда между поэтами и слушателями, а у перформера порой раздавалась громкая мелодия смартфона, фиксирующая очередной этап действия.

    Тем не менее, поэты прорвались и победили. Инсталляция умолкла, движение затихло, перформеры ушли. Оказалось, Ольга и Елена читали стихи больше часа, что стало самым длинным выступлением на фестивале (если не считать марафона Лаборатории перформанса "Сон Кекуле" из трех выступлений почти подряд).

    Итак, томский зрелищный центр "Аэлита" 22 февраля 2015 года был забит под завязку как участниками, так и зрителями. Судя по всему, фестиваль попал в точку, и именно такое искусство оказалось интересно и актуально. Пятичасовая, в общей сложности, программа разворачивалась параллельно в нескольких залах "Аэлиты", плюс выставка красноярской арт-группы "ЧРеВо" в Сибирском филиале Государственного центра современного искусства за углом. Зрителей хватило на всех. Хотя отсмотреть все без остатка было невозможно. Но вот некоторые эпизоды.

    Не ждали

    Многие зрители пришли в "Аэлиту" не к открытию фестиваля, а заранее, и правильно сделали. Стоило походить и посмотреть на неожиданные вещи. Рассмотреть многочисленные рисунки и тексты Аксиньи Сарычевой на нескольких стенах в разных местах. Обнаружить в темной нише куклу с двумя лицами — Doreen Greine Татьяны Буковой из Новосибирска. Внезапно заметить видео-мэппинг Данила Банникова вокруг акриловых картин Omsifo Onetwothree. Узнать, каковы "Мистик", "Призрак под столом" и "Люди в тёмных оболочках" Артёма Терскова.

    "Картина изображает Мистика в воспринимаемой им мистической реальности. Образ Мистика, объекты, всё пространство этой реальности зыбко и неконкретно, здесь всё трансформируется, вибрирует и течёт. И так как на картине изображено то, что находится вне границ сознательного мышления и привычного восприятия, не нужно пытаться понять (объяснить) эту картину логическими инструментами". (Артём Терсков о своей картине)

     

    После всего этого можно было спуститься в мрачный холодный подвал и встретить там ребенка возле примерно сотни пластилиновых танков и других единиц военной техники, стройными рядами движущихся из тьмы во тьму. Восьмилетний Остап сделал инсталляцию "На границе" вместе с художницей Наташей Юдиной, и то встречал посетителей возле своей работы внизу, то у входа в подвал наверху приглашал проходящих мимо спуститься.

    Сцена везде

    Фестиваль нового искусства "1" был посвящен теме границ и своей архитектурой преодолевал привычные ограничения времени и пространства: отсмотрев "нормальные" выступления на сцене, зритель на выходе попадал не в привычный холл, а на новую сценическую территорию, где участницы "Сна Кекуле" мыли пол не только тряпками, но и своими платьями, и, фактически, собой. По соседству человек, замотанный в пленку, охотно фотографировался со всеми желающими, как будто он объект развлечения. Но вдруг, в том же месте, он превратился в героя драматического перформанса Надежды Максимовой.

    Группа Interna Mongolio в своей программе "Дегуманистический завтрак Хосе" вообще пожарила на сцене яичницу, одновременно зачитывая отрывки из эссе Хосе Ортеги-и-Гассета "Дегуманизация искусства", где философ говорит о вытеснении из "нового искусства" "слишком человеческого". Но что может быть человечнее приготовления яичницы, которая распространяет свой запах на весь зрительный зал?..

    Ключи, обложки паспортов, ведро и половые тряпки, смартфоны и скотч, ребенок, пластилин, сновидения, стулья, монохромные субъекты, поэзия, философия, музыка, технический сбой — все смешалось в этом потоке, где не всегда было понятно: то ли люди "делают искусство", то ли просто живут в такой странной форме. Многие зрители по привычке пытались определить символическое значение происходящего, но это было все равно, что искать символы в собственной — или соседской — жизни.

    Мария Митренина

    Воспроизведение текста и фотографий допускается только при наличии активной гиперссылки на источник

    P.S. "На протяжении всего фестиваля я смотрела сквозь призму объектива камеры. Однако, многое удалось уловить и прочувствовать. Порой я отрывалась от экрана и погружалась в действие, разворачивающееся перед зрителями.И вот, у меня ушли почти целые сутки, чтобы осознать, на что были похожи ощущения от увиденного, услышанного, осязаемого.  Это было как подготовка перед прыжком с парашютом. Приступы страха, паники, восторга, отвращения, восхищения, головокружения и высоты такой, что земли не видно.Все время фестиваля мы как будто стояли перед открытым люком самолета.  И всем ли удалось перебороть себя и прыгнуть?" (Валерия Колыванова о фестивале в ВК)