Резидент о томской ОЭЗ: «Это не инфраструктура, это г..но»

«Элекард» стал одним из первых резидентов ОЭЗ. В настоящее время в томской особой экономической зоне технико-внедренческого типа работают порядка 60 компаний-резидентов. Для них построены несколько корпусов. В реализации проектов участвуют инвесторы из США, Германии, Южной Кореи, Норвегии, Австралии и Тайваня. Приоритетными направлениями являются информационные, био- и нанотехнологии. ЗАО «Элекард Девайсез» осуществляет здесь проект «Разработка и экспериментальное производство программно-аппаратных средств организации цифрового телевидения», а ООО «Элекард-Мед» занимается разработкой автоматизированных медицинских информационных систем для лечебных учреждений и мониторинга здоровья населения.

На инфраструктуру томской ОЭЗ направлялись миллиарды рублей из федерального бюджета. Смысл особой экономической зоны в том, чтобы создать один из крупнейших в России центров высокотехнологичных разработок и внедрять их в производство, в том числе — с привлечением иностранных инвестиций. Компании вкладывают собственные средства в проекты, взамен получая определенные экономические льготы.

Компания «Элекард» основана в 1988 году. С 1995 года занимается разработкой программного обеспечения для кодирования, декодирования, обработки, передачи и приема видео и аудио в различных форматах. Сейчас она представляет собой группу ИТ-компаний. Головной офис «Элекарда» находится в Томске, действует филиал в США.

Когда в томской ОЭЗ был построен первый корпус для резидентов (сдан в конце 2008 года), «Элекард» переехал туда. Андрей Поздняков сразу обратил внимание на недоделки, но за несколько лет, судя по обнародованной им информации, ситуация не особенно изменилась.

GlobalSib.com приводит полностью текст статьи Андрея Позднякова.

ИНФРАСТРУКТУРА КАК ОНА ЕСТЬ

Сегодня в конторе отключили электричество, на весь день.

Это происходит с завидной регулярностью, примерно дважды в месяц в течение всех 10 месяцев, как мы переехали в новый офис на проспект Развития 3.

Обычно об этом сообщают за день до самого события. И никто меня не спрашивает — может быть у меня назначены переговоры с клиентами на этот день, а может быть нам срочно нужно принять 200 мегабайт важнейших материалов на почтовый сервер. Да и вообще-то по многим контрактам мы обязаны реагировать на проблемы клиента в течение одного рабочего дня.

Это называется — мы вам построили инфраструктуру, а вам все чего-то не хватает.

Ответственно заявляю — это не инфраструктура, это говно. Инфраструктура это когда электричество пропадает раз в пять лет и через 20 минут поломка устраняется, когда от автобусной остановки к зданию можно подойти с чистой обувью, когда туалет для маршрутников не воняет в радиусе сто метров, когда машинам, выезжающим со стройки моют колеса …

Раша тудей сделала симпатичный такой фильм на 25 минут про инновационный Томск. Тактично вырезав эпизод, когда они брали у меня интервью на улице у нашего здания, а в это время случилась пыльная буря — ветром подняло дерьмо, размазанное по дороге строительными автомобилями.

Уверяю вас, что ВВС такой сюжет поставит на самое видное место.

И еще вот это загадочное «мы». Мы вам построили…

Иногда оно не произносится, но всегда подразумевается. Я точно знаю, что к этому «мы» себя относит Минэкономразвития, администрация области, администрация нашей зоны и даже охрана нашего здания.

Проводил телефонные переговоры с американскими партнерами, выхожу из офиса в полпервого ночи, а мне охранник заявляет — мы работаем до 11. В том смысле, что я должен ему в ноги упасть за то, что он меня в 11 не выгнал, и уж больше никогда так не делать. Простая идея, что он здесь сидит для того, чтобы меня охранять от возможных проблем не приходит ему в голову. Он полагает, что он входит в те самые «мы», которые должны определять для меня график работы.

Есть у нас в офисе такое замечательное изобретение, как пожарная сигнализация — в каждом кабинете висит громкий весьма динамик, из которого время от времени раздается пищание и противный голос сообщает о том, что сработала пожарная сигнализация и всем необходимо покинуть здание. Первое время выходили на улицу, теперь забиваем. Пока что такого ни разу не случалось во время важных встреч, хотя и бывает регулярно.

А вот другой способ использования этой сигнализаци уже дважды случался во время очень серьезных переговоров. Сидим, переговариваемся, а тут наглый голос из динамика у меня в кабинете начинает орать: «Кто поставил автомобиль марки Тойота госномер такой-то, немедленно уберите. Повторяю …» и так пару раз. Представляете ситуацию? Хочется в этот момент провалиться под землю.

На входе в здание висит объявление: «Проводить погрузочно-разгрузочные работы через главный вход запрещено» и приписка внизу — «согласовано, начальник охраны такой-то». Это со мной должно быть согласовано! Построили они нам инфраструктуру …

Я не знаю точной суммы, истраченной на эту инфраструктуру. Хотя и вхожу в наблюдательный совет нашей зоны (Может меня исключили уже? Что-то давно на заседания не приглашают).

Откуда-то вертится сумма в 18 миллиардов, думаю, что не слишком далека от истины.

Так вот на инфраструктуру истратили 18 миллиардов, а венчурный фонд Томской области составляет 120 миллионов. То есть, на развитие строительного бизнеса выделили в сто пятьдесят раз больше, чем на развитие бизнесов для которых эта инфраструктура построена. Инфраструктура нужна конечно же, но нельзя ли примерно поровну вкладывать в бизнес и инфраструктуру?

Предположим, что можно.

Сегодня Элекард занимает один из шести этажей здания на пр. Развития 3. Грубо — одну пятнадцатую от всех построенных зданий, если учесть еще одно недостроенное. Платим за это помещение что-то около 5 миллионов в год. Одна пятнадцатая от половины вложений в зону составит примерно 600 миллионов рублей.

Как вы думаете, что бы я предпочел — получить супер льготный кредит в 600 миллионов и выплачивать по нему 5 млн в год, или один этаж здания за те же деньги?

Как вы думаете, что было бы эффективнее в смысле развития бизнеса? Средняя эффективность вложений в нашем бизнесе в пересчете на рабочие места — одно новое рабочее место на 2 миллиона инвестиций. Т.е. при инвестициях в 600 миллионов, Элекард мог бы вырасти на 300 человек.

А что было бы выгоднее государству? Получать от меня пять милионов в год в погашение кредита и дополнительные налоговые отчисления с трехсот сотрудников, или содержать убыточное здание? (Арендной платы, как водится, не хватает на уборку, охрану, содержание администрации).

Налоговых отчислений с трехсот дополнительных сотрудников я выплачивал бы примерно двадцать миллионов НДФЛа — в областную казну, и еще столько же социалки в федеральную (у иннноваторов в зоне 14%). Не считая НДС и прочих налогов на прибыль. В сумме никак не меньше 50 миллионов в год. А ведь триста не нашедших работы в Томске выпускников свою зарплату тратили бы на еду, покупку квартир, развлечения. Что дает дополнительно примерно 100 миллионов в ВВП области.

Положим, что остальные четырнадцать пятнадцатых (если Элекард это 1/15 часть) истратили бы вложения с той же эффективностью. Тогда в результате неверной инвестиционной политики — инвестиции только в инфраструктуру, Томская область недополучила 4500 высококвалифицированных рабочих мест, 6 миллиардов ВВП (2% !!!), полтора миллиарда налоговых отчислений в бюджет области (300 миллионов в год за пять лет), 2.25 миллиарда в бюджеты других уровней.

Получается не «мы вам построили», а «мы чрезвычайно неэффективно истратили ваши деньги».

Такая вот инфраструктура.

(источник)






Оцените статью
Добавить комментарий