Почему Томск не станет столицей паблик-арта


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:


Остальные антилекции этого сезона, в основном, посвящены различным аспектам малого бизнеса, и не дают представления о грандиозных возможностях изменения городского пространства — в отличие от темы современного публичного искусства.

Но по итогам встречи с Екатериной Кирсановой стало понятно, что Томск столицей паблик-арта все-таки не станет. И вот почему.

Посмотрим картинки.

Публичное искусство, которое нравится жителям Великобритании — инсталляция Брюса Мунро Field of Light в Корнуэлле. Инсталляция была установлена на травяной крыше выставочного центра и состояла из 6 000 акриловых трубок, завершенных наконечниками из стеклянных сфер, в которых содержатся оптические волокна:

Публичное искусство, которое нравится жителям Ганновера — скульптуры Ники де Сен-Фалль:

Публичное «искусство», которое нравится жителям Томска — у здания Пенсионного фонда на ул. Гагарина (фото — Дмитрий Шипуля, vk.com/vseotomske). На момент публикации этой статьи один аист уже был утрачен.

В Томске есть еще многочисленные бронзовые скульптуры, любимые горожанами и гостями города — начиная с гротескного Чехова на набережной Томи. Но вряд ли самосознание томичей (и даже местных скульпторов) позволит хотя бы в мыслях заменить всю «бронзу» в городе работами в стиле Гауди или Ники де Сен-Фалль (при сопоставимой, надо полагать, стоимости). Поэтому здесь невозможно ждать появления уличных объектов, которые способны вызывать своим существованием восторг и прочие действительно сильные эмоции, а также дискуссии о смыслах.

Бронза — это еще и крупный госзаказ.

Дополнительные причины того, почему Томск не станет столицей паблик-арта, выявленные в ходе антилекции:

1. Единственная городская программа, направленная на творческое преобразование городской среды — это ежегодный конкурс «Томский дворик». В результате творческая переработка хлама, которой предаются томичи на своих дачных участках, перекочевывает во дворы, а затем и на центральные улицы города (см. аистов).

2. В Томске действует «мафия» местных скульпторов, которые осваивают все госзаказы в этой сфере. Это, с одной стороны, отец и сын Гнедых, с другой — Леонтий Усов и Олег Кислицкий. Места и денег для альтернативы нет.

3. Молодые художники предпочитают работать для музейного пространства, а не для улиц.

Впрочем, еще не все потеряно. На следующей неделе в Томске пройдет воркшоп по городскому минимализму, в рамках которого всех желающих научат создавать арт-объекты для улиц. Будет продолжен и крупный проект «Аллея Гоголя» — по крайней мере, в переулке Плеханова рисунки художников на стенах не будут похожи на «народное творчество» или заурядные граффити.