Фильм об опасности свержения диктатора показали в Томске как научный


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:


Восьмидесятипятилетний Джин Шарп, доктор философии и американский общественный деятель, известен во всем мире своими книгами по методам ненасильственной борьбы с авторитарными режимами.  В 1983 году он основал Институт Альберта Эйнштейна — некоммерческую организацию, занимающуюся методами использования ненасильственных действий в конфликтах по всему миру. В 1990—1991 годах Шарп посещал Прибалтику, где консультировал победивших на выборах политиков, стремившихся к отделению прибалтийских республик от СССР. Есть мнение, будто Шарп мог стать идейным отцом арабской весны. Его труды были переведены на арабский язык, использовались на тренингах в Каире Международным центром ненасильственных конфликтов. Там с идеями американского учёного познакомились тунисские оппозиционеры, утверждает Википедия. Пропагандисты революций в других странах также распространяют тексты Шарпа в Интернете, в том числе на русскоязычных сайтах.

На томском предпремьерном показе 19 сентября 2013 года фильм о Шарпе представляла его автор, Эвелина Закамская. Работа вошла в цикл программ «Идеи, меняющие мир». На телевидении фильм впервые покажут на «России-24» 20 сентября. В проекте также участвует телекомпания «Очевидное – невероятное»: она, по словам Закамской, продолжает идеи, которые развивал в своей одноименной программе знаменитый советский ученый и телеведущий Сергей Капица. «Очевидное – невероятное» времен СССР рассказывало о науке. Фильм о Шарпе тоже мог бы стать вполне научным. Например, с точки зрения социологии можно было бы рассмотреть революцию как совокупность социальных практик или технологий, и попробовать понять (отвлеченно, как это делают ученые) роль идеологического бэкграунда в изменении режима в стране. То есть, дать зрителям какие-то новые знания. О том, что Джин Шарп выступает за революцию, но против насилия. И посвятил свою жизнь обучению людей тому, как изменить свою страну, не устраивая  войны.

Но получилось иначе. Сначала в фильме даже привели цитаты из списка Шарпа «198 Методов Ненасильственных Действий». С учетом ситуации в России, это не могло не удивить — в стране немало говорят о революции, а тут государственный телеканал рассказывает о ее методах! Но через несколько минут стало ясно, какое послание транслирует фильм. В нем было три ярко выраженных пункта.

Пункт первый: после свержения нового диктатора может появиться новый. Об этом говорит сам Шарп.

Пункт второй: в процессе революции неизбежны человеческие жертвы, и не исключено, что они будут массовые. О жертвах также говорит Шарп, и его слова подтверждаются кадрами соответствующих событий в странах Африки.

Пункт третий: современные революции больше всего выгодны США. Поэтому США, как минимум, стараются распространять в других странах идеи Шарпа.

Сам Шарп, разумеется, производит приятное впечатление: глубокий, умный, опытный человек, при этом скромный и живущий весьма небогато — особенно, если сравнивать с российской журналисткой в шубе из натурального меха.

В результате многочисленная студенческая аудитория показа в Доме ученых сделала закономерный вывод: революция нам не нужна. Сама Эвелина Закамская отметила, что пусть у нас лучше будет эволюция. Журналистка, работающая на государственном телеканале в Москве, заявила, что за последние 20 лет «мы стали жить гораздо лучше», и при этом стали «гораздо менее зависимы от государства». Что до революции, то, с точки зрения автора, показать негативное влияние цветных революций в фильме об идеологе революций было справедливо.

В целом, российский фильм о Джине Шарпе успешно изменил смысл революционных идей. Теперь это не идеи, ведущие к переменам, а «бомба в руках ребенка». Хотя сам Шарп сказал про это выражение, что его придумало КГБ. Но вряд ли кто-то из сегодняшних студентов знает, что такое КГБ. Более того, отдельные зрители даже сочли фильм «смелым».

Мария Митренина, редактор GlobalSib.com

Иллюстрация: фрагмент картины Николая Копейкина «Война миров»