За пытки над подростками в Могоче должны ответить и пособники произвола в полиции


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Забайкальские правозащитники, добившись этим летом осуждения пяти полицейских за пытки над подростками, предложили Следственному комитету возбудить новое уголовное дело – в отношении бывшего и действующих начальников отдела полиции «Могочинский».

— Есть доказательства, что руководители активно противодействовали объективному расследованию и принуждали потерпевших к отказу от показаний. Эти деяния подпадают под статьи 294 и 309 Уголовного кодекса, — считает юрист Забайкальского правозащитного центра Роман Сукачев.

Правозащитники напоминают, что в апреле прошлого года, вскоре после возбуждения уголовного дела по пыткам над подростками они потеряли связь с 18-летним потерпевшим Павлом Лоншаковым. Через два дня на сайте «Чита.ру» появился видеоролик: Павел дрожащим голосом читал с листа заготовленный текс: «Факт избиения опровергаю, претензий к сотрудникам не имею».

Как настаивали в тот момент правозащитники, к похищению Павла были причастны как руководители могочинской полиции, так и местный адвокат Антонина Базуева, которая до ухода на пенсию сама возглавляла этот райотдел.

Позднее следователи подтвердили версию правозащитников. В рамках расследования уголовного дела они получили распечатку телефонных разговоров руководителей отдела «Могочинский».   Оказалось, что за день до исчезновения Лоншакова они подробно обсуждали – как заставить потерпевших отказаться от своих показаний.

Из телефонных разговоров следует: адвокат Базуева доставит потерпевших в краевое Следственное управление, где они «делают опровержение».

К примеру, одному из подростков, которому в отделе повредили барабанную перепонку, следовало заявить: ухо он повредил сам, ковыряясь спичкой. «Короче, что там Базуева накидала, то они и будут пи..деть», — раздавал указание замначальника отдела Александр Никитин.

В обмен Никитин обещал не привлекать одного из потерпевших по делу, где имелись его явки с повинной: «…сейчас допросим его свидетелем по всем делам и «глухарим» как обычно».

Далее Никитин говорит по телефону, что адвокат Базуева уже «настропалила» потерпевших «на 306-ю» (заведомо ложный донос. – ЗабПЦ). Затем он еще больше откровенничает: «Надо будет с Дедюхиной (председатель райсуда. – ЗабПЦ) поговорить, чтобы по минималке штраф. А мы будем этот штраф оплачивать. Тогда нам надо адвокатам больше бабосы сливать. Базуевой надо будет эти бабосы… потому что она суетиться… Надо ей на дорогу сейчас с общака дать…»

Адвокат Базуева со своей стороны предлагает еще способ противодействия следствию: «…вам болеть надо… на больничный садиться… температура, грипп, постельный режим.»

Поздним вечером, за несколько часов до запланированного отъезда адвоката и потерпевших в Читу произошла заминка. Сотрудники полиции звонят друг другу и спрашивают номер телефона одного из подростков, чтобы заманить его в отдел полиции. Замначальника отдела Никитин интересуется у адвоката Базуевой: «У нас только телефон его матери. Может его через мать как-то выловить?»

Через несколько минут уже адвокат Базуева звонит Никитину: «Двое не едут, им на работу повестки нужны». – «Сделаем, без проблем». – «Мы в 6 утра выезжаем, сейчас делайте – на завтра и послезавтра». Через 15 минут Никитин отзванивается: «Все, выписали повестки».

На следующий день Базуева уже из Читы докладывает Никитину: ситуация аховая, в следственном управлении отказались признавать её представителем потерпевших. Сказали, что по делу она сама проходит свидетелем – по эпизоду насилия над двумя несовершеннолетними, в бытность, когда Базуева была начальником райотдела.

В тот же день Базуева вернулась в Могочу. И следом зафиксирован телефонный разговор самого начальника отдела полиции «Могочинский» Евгения Цирельникова с замом Никитиным: «Ты встречался уже с «Базой»? (адвокатом Базуевой. – ЗабПЦ) – «Да». – «Информация есть». – «Ага, расскажу». – «Давай, подъезжай. Тут генерал звонил».

Но все попытки «развалить» уголовное дело оказались тщетными. В июне этого года обвинительные приговоры в отношении пяти экс-полицейских из Могочи вступили в силу. Заместитель начальника ОВД Александр Никитин лишился свободы условно на срок 3 года 6 месяцев; оперуполномоченный Алексей Никитин – условно на 4 года; младший оперуполномоченный Александр Бородин – условно на 5 лет; младший оперуполномоченный Мурад Закуев – условно на 3 года.

И только второму экс-заместителю начальника Могочинского ОВД Солбону Цыренову – за организацию пыток над подростками и активное участие в них – суд второй инстанции заменил условную меру наказания на отбывание 3 лет 6 месяцев в колонии общего режима.