Зло коррупции в России отрицается как в проституции


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Издание представили в Высшей школе экономики  Георгий Сатаров, президент Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ», а также его содокладчики Владимир Римский, заведующий отделом социологии Фонда ИНДЕМ и Анатолий Баранов, заведующий отделом экспериментальной лексикографии Института русского языка Российской академии наук (РАН).

Как рассказал Георгий Сатаров, в представленной работе вопрос коррупции впервые изучался на основе показателей самого разного толка: от количественных показателей до изучения коррупции с лингвистической точки зрения, передает новостная служба ВШЭ. При этом основной акцент авторским коллективом был сделан на измерении именно практики коррупции. Как отметил Георгий Сатаров, коррупция в глазах граждан страны — это нечто обыденное, повседневное. Оценка уровня коррупции в стране и доверия к власти также не внушает оптимизма. Граждане судят о власти и коррупции комплексно с позиции «плохие и хорошие парни», ту же картину можно наблюдать и в международных рейтингах коррупции. Причем в своих ответах люди склонны давать категоричную оценку, неважно хорошую или плохую.

«Если посмотреть на динамику рынка деловой коррупции, которая стремительно росла в период с 2000 по 2004 год, можно увидеть, что средний размер взятки в 2001 году составлял 11 тысяч долларов, в 2005 году — уже 137 тысяч долларов.Резкий рост деловой коррупции — типичная характеристика для авторитарного режима. Что касается такой разновидности коррупции, как захват бизнеса, то ее главной жертвой постепенно становится средний бизнес», — отметил эксперт. Подводя итоги своего выступления, Георгий Сатаров подчеркнул, что коррупция в России все больше укореняется как повсеместная социальная практика.

Владимир Римский, в свою очередь, затронул важный аспект в постановке самой проблемы коррупции, рассказав, что в России доминирует криминологический подход к данной проблеме: «Такой подход сводится к тому, что коррупция воспринимается как проявление личных, негативных качеств отдельных должностных лиц или тех, кто дает взятки. Таким образом, коррупция как социальное явление в России отрицается, так же как в свое время отрицалась проблема проституции. Криминологический подход не изучает причины, мотивацию, условия возникновения коррупции, следовательно, создается впечатление, что коррупция неподвластна изучению».

По мнению ученого, коррупция, к сожалению, — эффективный способ решения проблем в России, именно поэтому она используется. Это уже не отклонение от нормы, а фактически социальная норма. «Необходимо заниматься анализом моральной стороны вопроса, изучать мотивации, условия, при которых возникает коррупция. При таком подходе появляется поле для действий гражданского общества, заинтересованного в поддержании социального порядка. И это будет уже настоящая борьба с коррупцией, однако, к сожалению, наше гражданское общество к такому пониманию еще не пришло», — отметил Владимир Римский.

Анатолий Баранов рассказал об изучении коррупции с лингвистической точки зрения. Анализ текстов интервью показал, что все респонденты говорили о коррупции крайне негативно и осуждали ее проявления, однако самые распространенные метафоры при описании коррупции были такими: жидкость, болезнь, растение, дерево, пространство, механизм, строение, организм. «Если рассматривать метафору жидкость более внимательно, то мы заметим, что это нечто, протекающее сквозь пальцы, смазка, смазывающая все рычаги государственного механизма, чтобы в целом обеспечить его функционирование. Таким образом, мы видим абсолютно не конфликтное осмысление гражданами коррупции. Подобные метафоры многое говорят об общественном сознании в целом», — подытожил эксперт.