Пушкин, сцена и народ: арт-мистерию «Метель» поставили в Томске


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Авторы постановки — арт-проект «Васильев вечер» — назвали ее арт-мистерией «Метель». Писатель и филолог Владимир Костин с неприкрытым удовольствием читал одноименную романтическую пушкинскую повесть вслух, в то время как люди в старинных крестьянских костюмах своим размеренным пением создавали музыкальный фон. Заодно на экране демонстрировался мультфильм в стиле театра теней по мотивам повести. Ни один из героев известного литературного произведения так и не был показан внятно, а какое бы то ни было драматическое напряжение, обязательное для всякого текста в эпохе романтизма, осталось только в интонациях чтеца. Так что весь происходящий процесс можно было сравнить, в лучшем случае, с коллективной медитацией (в зале собралось более двухсот человек) или рядовым шаманским обрядом. Какие миры открывались зрителям в результате мистерии — вот в чем вопрос. Во всяком случае, судя по реакции публики, ей было приятно и хорошо.

Печальной не выглядела даже демонстрация проводов в армию образца 1812 года (то есть, согласно истории, на верную смерть). Через несколько минут солдаты вернулись и были встречены веселыми девушками и бодрыми парнями.

Несомненным достоинством исполнителей было практически идеальное сочетание голосов: ни один не выбивался из хора. А вот с артистизмом имелись проблемы: ни один актер не выделялся тоже; более того — многие уверенно демонстрировали способность поворачиваться спиной к зрителям. Порой все выглядело так, что мистерия — это процесс для самих участников, а вовсе не для публики. В результате из часового пения запомнились лишь два номера, альтернативных основному — «народно-крестьянскому» — стилю. Это песня «Когда б имел златые горы» под аккомпанемент гитары, скрипки и балалайки; а также романс «Я помню вальса звук прелестный» в исполнении солистки Томской филармонии Вероники Цай.

К счастью, Пушкин не пострадал.

Мария Митренина