Деконструкцию понятия патриотизма произвели в Томске


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Прогресс-Проект позиционируется как сообщество, создающее развивающие среды. То есть, такие пространства, события, мероприятия, в которых участники смогут развиваться, и развивать других. При этом развитие предполагает не увеличение легкости и комфортности жизни, а стремление к изменению мира. На дискуссиях клуба Прогресс-Проекта регулярно ставятся под сомнение «традиционные ценности» путем их подробного разбора в процессе групповой рефлексии.

На этот раз организаторы решили разобраться, что такое патриотизм, кому и зачем он нужен, кто такой патриот и зачем он любит родину, да и что такое родина вообще. Модератор дискуссии Александр Геннеберг предложил участникам подумать над вопросом, где кончается родина и начинается не-родина. В результате понятие патриотизма было привязано к территории, и отчасти к национальности и культуре, доминирующим на этой территории.

Было высказано мнение, что патриотизм возникает в тех случаях, когда имеется некое враждебное окружение. В иных ситуациях патриотизм может и не иметь смысла.

Участники также попытались понять, зачем нужно ценить то, что от человека не зависит: ведь национальность, территория рождения, культура и история этой территории даны всякому по умолчанию, а не являются плодом его личных достижений. Соответственно, не понятно, зачем нужно это данное по умолчанию беречь и сохранять. Да, можно любить те места и культуры, которые повлияли на формирование личности — так же, например, как любят родителей. Но в сферу действия патриотизма, как правило, включается все, что находится на территории определенной страны. В случае с Россией это и Чечня, и Камчатка, не особенно знакомые тем же сибирякам. Отсюда возникает еще один вопрос: зачем нужно любить неизвестное, и как можно ценить то, чего я совсем не знаю?

В ходе дискуссии патриотизм был связан с потребностью человека присоединиться к чему-то большому — особенно в тех случаях, когда сам человек ничего особенного не представляет. Но, будучи патриотом своей страны, он может ассоциировать себя с Толстым, Достоевским, русским балетом или маршалом Жуковым, гордиться всем этим и чувствовать глубокое удовлетворение.

При этом испытывать чувство вины за «косяки» собственной страны в России не принято, отметили участники обсуждения. Более того, прозвучало, что для жителей РФ более характерна тенденция «валить отсюда», если ситуация перестает устраивать, вместо попыток инициировать перемены в лучшую сторону.

Одним из выводов дискуссии стало то, что объединение людей по принципу «патриотизма» — то есть на основании общей национальности и общей территории — далеко не всегда является чем-то ценным, поскольку рядом живущие люди ведут разный образ жизни и следуют разным ценностям. С другой стороны, можно объединяться именно на основании общих ценностей — тех, которые стали следствием твоего личного выбора. И в этом случае объединение не имеет границ: ты можешь быть вместе с людьми любой расы и любого гражданства.

Дискуссия о патриотизме была запланирована Прогресс-Проектом еще осенью 2013 года и не была связана с ситуацией в Украине. Однако украинские события сделали ее более актуальной, и некоторые участники присоединились к обсуждению с тем, чтобы понять, что делать, если в России возникнет ситуация, подобная киевской или крымской. За бортом дискуссии осталось важное для современной мировой культуры противоречие: между глобальным и локальным, когда обострение патриотически-националистических тенденций оказывается реакцией местных сообществ на неизбежную глобализацию, которая выражается, в числе прочего в трансляции примерно одинакового образа жизни для любых людей в мире и уничтожения национально-культурного своеобразия, особенно — среди хорошо образованных граждан.

Мария Митренина