Как дизайн может спасать город от вандализма


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

О взаимодействии сторон шла речь на лекции Егора Шадрунова, дизайнера рекламной компании «Street Media» в Томске 15 апреля 2014 года. Встреча проходила в областной библиотеке им.Пушкина, и, вопреки ожиданиям спикера, собрала, в основном, не его коллег, а тех, кто неравнодушен к городским проблемам, и заодно граффитистов.

Итак, если яркий необычный стрит-арт (а тем более — графический паблик-арт, то есть рисунки на стенах, сделанные по согласованию с местной властью) можно воспринимать как украшение города, то повсеместное тегирование зачастую относят к вандализму — осквернению имущества общественного значения. Действительно, эти «закорючки на стенах», выполненные краской из баллончика, смотрятся как визуальный мусор, и вполне сопоставимы с незаконными объявлениями, несмотря на все смыслы, которые вкладывают в свои теги исполнители. А мусор надо убирать, либо предотвращать его появление.

Егор Шадрунов сравнил результаты деяний вандалов с матерной бранью (подчеркнув, что сам он ничего не имеет против мата). Можно использовать в речи сниженную лексику так, что она будет заслонять все остальное; а можно сделать свою речь такой, что мат не станет выходить на первый план, хотя и придаст высказыванию особый оттенок. То же самое с городом. От вандализма, который не дотягивает до стрит-арта полностью избавиться нельзя. Но можно им манипулировать. Егор предложил делать это, в числе прочего, с помощью дизайна.

Сам дизайн лектор определил как «манипуляцию над сознанием с помощью предмета или окружения, вынуждающую совершать необходимые действия или приводящую к определенному результату». В качестве очевидного примера манипулятивного дизайна Егор привел мобильный телефон, которым, согласно замыслу создателя, мы можем пользоваться только определенным образом. Например, для разблокировки экрана используется движение пальца, но никак не щелчок пальцами в воздухе.

С другой стороны, с вандализмом тоже не все так просто. К нему могут приводить не только внезапные эмоции вроде гнева, но и эстетическое переживание, идеологические мотивы, желание игры или даже экзистенциального исследования. Тем не менее, в большинстве случаев молодые люди «портят стены» спонтанно — возможно, только потому, что у них в кармане оказался баллончик с краской или маркер. Автор этой статьи наблюдала, как две школьницы лет двенадцати стремительно рисовали на стене дома контур мужских половых органов — со смехом, среди бела дня. Вряд ли эту акцию можно отнести к выражению идеологической позиции, хотя, не исключено, что девочки таким образом исследовали границы допустимого для себя.

По мнению Егора Шадрунова, есть ряд дизайнерских решений, которые позволяют заметно снизить объем деяний вандалов. Это, например, цвет стен, который не позволяет эффективно использовать определенную краску: например, популярная у «тэгающих» черная, разумеется, потеряется на черном фоне. Если раскрашивать городское оборудование (столбы, щиты, короба) под ярких смешных человечков, героев мультсериалов, то не каждый вандал захочет его «визуально испортить». Изучение расположения граффити в городах позволяет сделать вывод о том, что однотонная поверхность притягивает уличных художников больше, чем поверхность с рисунком (узором, паттерном) или рельефом. Если устанавливать городские объекты вроде киосков впритык к стене, то вандалам достанется меньше пространства для их деятельности, и так далее.

Общий принцип защиты таков. Егор Шадрунов считает, что вандал, как правило, сознательно находит 1-2 способа «нарушения границ», а затем воспроизводит их повсюду автоматически. Например, если он привык оставлять теги на углах, то он может делать это годами. Соответственно, если в городе распространена практика «осквернения углов», то углы зданий и сооружений нужно защищать в первую очередь, делая их недоступными либо неудобными.

При этом нежелательно объявлять о «борьбе с вандализмом», поскольку это может спровоцировать людей на резкий всплеск активности и поиск новых способов «присвоения поверхностей». Зато необходимо убирать следы вандализма, поскольку любой, даже самый маленький тег (как и мусор, и разбитые окна) вызывают желание и, фактически, дают возможность («разрешают») сделать поблизости нечто подобное.

Интересно, что на лекцию пришли несколько «идеологически подкованных» граффитистов, которые опровергали все предложения Егора Шадрунова по антивандальной манипуляции городской средой с помощью дизайна. Действительно, вандал-художник отличается от заурядного вандала тем, что всегда увидит новые границы и найдет способ их преодолеть. Но не исключено, что такая позиция тоже может быть приведена к гармонии с окружающей средой — например, с помощью воркшопов по стрит-арту.

Мария Митренина

Иллюстрация: работа Бэнкси