Street Vision 3: что это было?


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Попробуем все-таки разобраться, что это было. Арт-фестиваль оказался событием сложным, многослойным; втянул в себя тысячи людей, причем даже живущих к западу от Урала; вобрал много разных групп, субкультур и стилей. Государственные структуры в числе организаторов не значились, по крайней мере — не попадались на глаза. По сути, Street Vision 3 сделали люди, которые общались друг с другом во «Вконтакте». Вот и дообщались.

Пространство

Впервые в Томске подобное событие заняло так много места: 2000 квадратных метров заброшенного цеха бывшей типографии «Красное знамя» были буквально набиты творчеством. Плюс лестница. Поскольку уличным художникам здесь никто не мешал, и согласовывать эскизы не требовалось, стены здесь густо покрыли такими граффити, что впору водить экскурсии.

Такое пространство резко контрастировало с окружающей уличной жизнью и порождало совсем другую жизнь. Во всяком случае, уже после пары дней на Street Vision страшно хотелось рисовать. И еще люди — такие, которых разглядываешь с удовольствием. Несмотря на то, что многие участники и посетители явно были не чужды духу социального протеста, рядом с ними сохранялось ощущение безопасности. Ведь худшее, что там с тобой могли сделать — это густо обсыпать перьями из старой подушки, или разбить стекло твоей выставочной работы в процессе танцевального перфоманса.

Городская культура

Street Vision 3 стал самым масштабным и многоплановым культурным событием в Томске за последние лет тридцать точно. Причем люди делали здесь, что хотели, тем способом, который им нравится — без оглядки на какую-либо «культурную политику». Дизайн, творческий бизнес, музыка, современное искусство, технологии сошлись в одном месте. Сюда действительно приходили, как на выставку, и обширная экспозиционная часть, конечно, имела место. Но не так, как в музее, а, скорее, как на промышленной выставке: где у каждого участника есть свой «стенд», и он демонстрирует свои достижения. Так что Street Vision 3, по большому счету, оказался «выставкой достижений креативного хозяйства». Где можно было впечатлиться чьим-то творчеством, заняться шопингом, выпить стакан глинтвейна, примерить очки виртуальной реальности Oculus, оторваться под музыку, и попытаться разобраться в происходящем с помощью лекций.

Творческие практики

Основным содержанием фестиваля оказались результаты «творческих практик» участников. Можно сказать, что большинство авторов все-таки вышли за границы спонтанного самовыражения и достигли определенного уровня профессионализма в своей творческой деятельности. Здесь уже вырисовываются коммерческие перспективы. Например, откровенно китчевые акриловые картины продавали за 4-7 тысяч рублей. Некоторые художники в своих работах явно выясняли отношения с мировым искусством, используя образы Магритта или Фриды Кало. Или просто изображая Сальвадора Дали.

В Томске, да и в России вообще, за «современное искусство» зачастую умудряются принимать любой «креативный» объект, сделанный достаточно взрослым человеком и не пригодный к «традиционному» использованию (для закупки музеем, украшения улицы, или как подарок). Авторы «объектов» этим пользуются, и делают вид, будто они действительно творят «искусство», предлагая неискушенному зрителю объяснения, связывающие данный объект с уже признанными историей художественными произведениями и искусствоведческими концепциями. Но не является ли большая часть таких объектов обычным мусором, который после осмотра легко выбросить сначала из головы, а потом и на реальную свалку?

Тут напрашивается для следующего Street Vision жестокая идея: выдавать посетителям стикеры — допустим, черный и зеленый — которые можно наклеить рядом с выставленными работами. Черный — отправить на свалку. Зеленый — так и быть, сохранить. Впрочем, сохранению объекта могут хорошо поспособствовать и уплаченные за него деньги.

Искусство есть

К счастью, на Street Vision 3 точно были вещи, которые выбросить не получится. Трогательно выглядели маленькие деревья, как бы растущие из книг, на деревянных ящиках. Авторы инсталляции представили три ипостаси дерева, показав возможное значение и ценность каждой (хотя не факт, что они об этом задумывались), но, к несчастью, не позаботились о длительности их существования: трава и деревья не выживут, испорченные книги все же придется выкинуть, и только ящики еще пригодятся — может быть, для костра. Но художественная возможность вырастить дерево из книги все же останется, и, как знать, не обернется ли она когда-нибудь проектом science art — так, чтобы бумага реально стала питательной средой для растения.

Надежду на еще один проект в области технологического искусства дал на творческой встрече Алексей Грищенко, который рассказал и показал, как можно управлять фильмом с помощью звука: голоса, городского шума или музыки, звучащей здесь и сейчас. Так что в Томске может появиться интерактивный видео-арт, реагирующий на речь или игру на гитаре. А вот инсталляцию «Игры разума» новосибирской группы «Синие носы», где в качестве оборудования для игры в баскетбол используются огромные портреты Достоевского, Сталина и Ленина, на Street Vision превратили в заурядную спортивную площадку. Правда, если «Синие носы» «надругались» над ключевыми фигурами российской истории, уничтожив баскетбольными корзинами всю их серьезность, то почему бы участникам арт-фестиваля не уничтожить художественное измерение в работе «Синих носов»?..

Зато неуничтожимыми оказались инсталляции екатеринбургской арт-группы «Куда Бегут Собаки»: «Лица запаха» и «Осадок». К первой, где фантастически выглядящий газоанализатор конвертирует запах человека в его портрет, выстраивались очереди. Несоответствие портрета реальной внешности заставляло задуматься о неадекватности восприятия человека другими людьми; да и вообще о том, что мы все время видим в Другом вовсе не то, чем он является. К сожалению, «Лица запаха» не выдержали высокой концентрации пыли в воздухе экс-типографии, и инсталляцию пришлось демонтировать в конце первого дня фестиваля. Но «Осадок» с медитативно падающей картошкой пользовался популярностью и провоцировал обсуждения до самого конца: почему картошка? Почему у нее глаза? Вдруг сейчас случится нечто страшное? Тебе не кажется, что ты проваливаешься в эту картофельную бездну?..

Открытием Street Vision стала встреча с уральским уличным художником Тимофеем Радей, чьи работы можно встретить даже в Нью-Йорке. Его городские высказывания порой интерпретируют как социальные проекты, напоминающие о чем-то «важном для общества». Но Тимофей оказался настоящим философом, причем русским — поскольку он говорит в своих работах русским текстом, отражающим опыт носителей соответствующего языка. Понимая город как тело, в котором живет человек, он стремится его наполнить, или даже поджечь возникающую пустоту. В самом деле, не обязательно же философу писать статьи и книги на бумаге, если можно ту же статью написать на стене, как это сделал Радя в Санкт-Петербурге.

Наконец, сам Street Vision, создавший такую атмосферу, такие стены, такой драйв, хочется в городе сохранить. Хотя спорить о его значении можно долго. Но ведь сильные вещи никогда сразу не бывают бесспорными.

Мария Митренина

 

Материалы по теме:

Арт-фестиваль Street Vision 3 открылся в Томске провокационным перфомансом

Охранники на Street Vision остановили танцовщиц во время перфоманса

Иностранцы прославляют Сибирь — теперь на Street Vision 3