Пять идей о сексуальности для умных


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Зрителям показали фильм «Баллада о Дженезисе и Леди Джей» — автобиографию известного британского музыканта Дженезиса Пи-Орриджа. Как было корректно заявлено в томском анонсе показа, «картина повествует о том, как Дженезис Пиоридж и его покойная жена Леди Джей путем операций превращались в «пандрогинов», по сути две части единого организма». Но в Интернете можно было узнать и подробности: «В 2003 году Дженезис сменил имя на Дженезис Браер Пи-Орридж в честь своей жены, Леди Джей Браер Пи-Орридж. В том же году пара начала серию выступлений «Breaking Sex», посвященную воссоединению мужского и женского начал и сведение их к совершенному гермафродитному, то есть однополому состоянию. В связи с этим Дженезис и его подруга внедрили себе грудные имплантаты и перенесли ряд пластических операций».

Подробное введение в тему перед томским показом сделал доктор философских наук Дмитрий Галкин, рассказав о сложности человеческого опыта, связанного с сексуальностью. В завершении также выступил руководитель «Киносреды в Аэлите», философ Герман Преображенский, обратив внимание на странные пути формирования частной биографии — в том числе, вопреки «общей» истории.

В целом, встреча в зрелищном центре «Аэлита» дала зрителям несколько идей для размышления. Например, такие.

1. Сексуальность и секс — не одно и то же, они не равны друг другу. Более того, в жизни многих людей они могут даже противостоять. Сексуальность не обязательно реализуется в том, что мы называем сексом и принимаем за секс. Она гораздо более многообразна. Существуют люди, для которых невероятно сексуальной ситуацией являются, допустим, научные конференции, хотя секса в обычном понимании там нет.

2. Сексуальность проявляется, конечно, в числе прочего, в наших отношениях с близкими людьми. При этом секса в таких отношениях может не быть, да и встречаться с близким мы можем крайне редко. Тем не менее, в нашей связи присутствуют желание и эротический драйв.

3. В «традиционном» идеальном (стереотипном) мире, где все люди разделены на мужчин и женщин, мужчина видит источником сексуальности исключительно женщину. Он должен ее хотеть, завоевывать, добиваться и ею обладать. Как объектом. Женщина, в свою очередь, должна поддерживать этот процесс, вызывая желание у мужчины. Предполагается, что в результате реализации таких взаимных долженствований все будут счастливы. Но в реальности это не так! Никакой человек не является объектом и не обязан обслуживать чужие желания, если сам этого горячо не хочет. И, конечно, никто другой не сможет за вас понять, чего вы на самом деле хотите. Осознание, принятие и следование этой мысли делает невозможным насилие: не только физическое, но и психологическое.

4. Сексуальность может быть совершенно разной в течение жизни одного человека. Одно дело — сексуальность подростка, и совсем другое — человека преклонных лет. Мы меняемся, и вряд ли сможем однажды решить раз и навсегда, чего мы будем хотеть. Но, с другой стороны, особенности нашей индивидуальной сексуальности могут быть не сильно связаны с особенностями нашего тела и возрастом.

5. Сексуальность — сложное явление. Если бы она была простой, то в мире, опять же разделенном на мужчин и женщин, всякий мужчина эротически реагировал бы на любую женщину, а всякая женщина — на любого мужчину. Но в действительности за всю нашу жизнь мы испытываем сексуальное желание по отношению лишь к относительно небольшому количеству людей. Причем наша реакция даже для нас самих бывает неожиданной! Сложность сексуальности отношениями людей с людьми не исчерпывается, но начинать исследование ее непростых траекторий можно где-то в этой сфере.

Что и продемонстрировал фильм «Баллада о Дженезисе и Леди Джей», где музыкант, из любви к своей жене (с которой, кстати, познакомился в садо-мазо-клубе), перенес серию сложных пластических операций, сильно поменявших его тело с целью сделать его на жену похожим. Леди Джей тоже достались несколько операций, но, честно говоря, она не сильно изменилась внешне, в отличие от Пи-Орриджа.

Несмотря на провокационность демонстрации такого жизненного опыта в России, показ и обсуждение прошли, на удивление, спокойно и даже душевно. Может, потому что все вышеобозначенные идеи становятся повсеместной культурной нормой — во всяком случае, для интеллектуально-ориентированных людей. Об этом говорят ученые, занимающиеся гендерными исследованиями, и пишут издания, посвященные культурным трендам. Да, тема разнообразия сексуальности вызывает жаркие споры и даже конфликты; к решению этого предельно частного вопроса умудряются подключаться политики, а в Интернете — например, в психологических сообществах — до сих пор всерьез выясняют, сколько половых актов в неделю необходимо «нормальному» человеку, и как научиться «быть женственной». Но, в конечном счете, мы примем свою неодинаковость. Точно так же, как приняли когда-то способность женщины получать эротическое удовольствие, допустимость добрачного секса и противозачаточные средства.

Мария Митренина

Иллюстрация: фрагмент афиши фильма «Баллада о Дженезисе и Леди Джей»