Траектория личной истории с космосом, или танцевальный эксперимент «Аэлиты»


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

«Новое театральное товарищество» представило то ли танцевальный, то ли просто движенческий спектакль по мотивам романа «Аэлита» Алексея Толстого. Те, кто читал книгу, вполне могли отследить знакомую сюжетную линию. Но, с другой стороны, постановка оказалась экспериментом, достаточно абстрактным для того, чтобы каждый зритель мог вложить в нее собственное содержание.

Музыка и движение соединились в непрерывный поток с тем, чтобы попытаться вовлечь туда всех присутствующих, создавая новый сюжет. Правда, чтобы его обнаружить, требовалось совершить в своем сознании работу, подобную конструированию «хода событий» во сне после того, как мы проснулись, и, якобы, его «вспоминаем», хотя приснившиеся образы на самом деле не обязательно являлись «событиями», и уж тем более не выстраивались самостоятельно в «историю».

Так, была ли история в постановке под названием «Work in progress «Аэлита»? Обратимся снова к началу. Молодой человек в черной комнате бьется о стену. Известный символ драматической жизненной ситуации, отчаяния, личного кризиса. Появляется девушка в белом платье (жена толстовского инженера Лося?). Юноша и девушка обращают друг на друга внимание, но, тем не менее, двигаются на значительном расстоянии друг от друга, и трудно сказать, являются ли их движения диалогом — они не слишком согласованы. Девушка, впрочем, изучает стену, о которую пару минут назад бился герой. Подходит к нему. Обнимает. Он отталкивает ее. Что это — история любви? Они оба молоды, подходят друг другу, тем более — девушка в белом платье…

Но нет — на сцене появляются еще две девушки, и молодой человек подходит то к одной, то к другой, то к третьей. Знакомая жизненная ситуация! Впрочем, общего танца не получается ни с одной. Девушки объединяются, и содрогаются на полу в унисон. В этот момент появляется мысль: а вдруг это не девушки? Может это — жизненные возможности, с которыми герой попытался вступить в отношения, но не сумел. Он остается один, так и не сделавший выбор, по-прежнему в черной комнате. Возле сцены новый персонаж — взрослый мужчина — зажигает свечу.

Но если уж мы решили, что люди — это не люди, а жизненные возможности для героя, то мужчина теперь не мужчина (гусары, молчать!), а новый, сильный путь, от которого герой уже не может отказаться. Некто (или нечто?) захватывает героя, сначала спасая его, увлекая, а потом — опасно швыряя в разные стороны. Движение становится более интенсивным, и даже местами — балетным. Если вернуться к Толстому, то инженер Лось встретил авантюриста-красноармейца Гусева, с которым отправится в космос к своей мечте-Аэлите. Гусев, конечно, тоже не прост: он то ли учитель, то ли архетипический друг, трикстер по Юнгу, источник силы, дающей возможность действовать. Любопытно, что в томской постановке Гусев одновременно выступает и в роли космического корабля, уносящего Лосева к Марсу, точно Серый Волк — Ивана-царевича. А вот на Марсе, в волшебной стране, достижимой только волшебным способом после различных швыряний-испытаний, уже происходит встреча с принцессой Аэлитой.

Интересно, что Аэлита лишь в паре с инженером демонстрирует некий «женский» танец. То есть, когда они вместе, вдвоем, они точно — мужчина и женщина. Когда Аэлита одна, то она — нечто другое. И, согласно сюжету, ей не суждено стать «женой». Гусев устраивает революцию на Марсе, в результате чего инженеру Лосю приходится вернуться с небес на землю, где у двери ждет девушка в белом платье. Аэлита остается одна, взаимодействуя с пространством, продолжая отправлять сигналы в космос. Так что остается надежда, что она где-то — есть, и теоретически — достижима.

Так, в сорока пяти минутах движения пяти артистов под проникновенную музыку можно увидеть историю отношений человека и космоса, которая начиналась со взаимодействия со стеной. Или — историю отношений космоса и человека, которая вообще не имеет начала и конца. И космос, конечно, это не Марс, а то пространство, куда нас может унести только Серый Волк.

P.S. Аннотация создателей «Work in progress «Аэлита» выглядит так: «Это поиск точек соприкосновения движения, музыки и текста, создание трех дополняющих друг друга потоков. Может ли танец существовать без музыки, без слов? Может. Это исследование и это эксперимент, отправной точкой и основой для которого стал текст одноименного романа А.Толстого. Это процесс взаимодействия, который может привести к полному согласию или рассыпаться на отдельные составляющие. В результате рождается новое, трепетное, неочевидное действие, как наше искреннее подношение памяти 20-х годов, как наш вклад в поиск гения места».

Мария Митренина