Дороги свободы: в Томске открыли путь для нового искусства


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Помимо показа спектаклей, где актеры перед выходом на сцену знали, что будут делать, в рамках фестиваля работала площадка экспериментального искусства «Конвертор» (куратор — Ксения Беленкова). В программу вошла серия перформансов и импровизационных выступлений с непредсказуемым результатом. Происходившее здесь становилось следствием непосредственного взаимодействия участников, атмосферы, состояния выступающего и его способности войти в измененное состояние сознания.

Александр Маркварт из Кемерово представил так называемое «Электро-акустическое соло». Помимо гитары и другой электроники, входящей в обычный арсенал современного музыканта, он использовал различные бытовые предметы вроде металлической губки для мытья посуды, извлекая из них звуки и подбирая им электронный аналог. Так сложная техника взаимодействовала с вроде бы «немузыкальными» простыми вещами с помощью человека. После выступления Александр признался, что выбор и порядок использования предметов из имеющегося арсенала в процессе импровизации не определен заранее. Тем не менее ему удалось создать целостное тонкое произведение, заставившее слушателей отвлечься от смартфонов и задуматься о том, что после подобного соло Бранденбургские концерты Баха, возможно, воспринимались бы как нечто слишком грубое. Как продемонстрировал музыкант, гармония может быть достижима разными путями, и не обязательно такими, которые предполагают следование четким правилам.

Подобный подход применило и музыкально-импровизационное сообщество «bSICtransit» (Анна Чагина, Игорь Новиков, Томск), сопровождавшее выступление Лаборатории перформанса «Сон Кекуле» (Томск). Здесь музыканты воспользовались фольгой, водой, пластиковыми бусинами и множеством других вещей, достаточно странных для «концерта», но вполне уместных в экспериментальной обстановке «Конвертора». При этом если сначала «звуки вещей» пропускались исключительно через микрофоны, то к финалу бусины уже полетели в сторону зрителей, с выразительным стуком по напольной плитке. Тем временем две участницы «Сна Кекуле» страшно гримасничали в свете прожекторов, а драматическое развитие событий обеспечивал Максим Евстропов (Санкт-Петербург), последовательно заклеивая лица девушек кусками скотча и, тем самым, ограничивая свободу мимики — вплоть до полной невозможности пошевелить хоть какой-нибудь мышцей. Перформанс закончился выключением света, и нельзя сказать, что он производил приятное впечатление — при всей силе своего смыслового и эмоционального воздействия, и несмотря на красоту музыкальной работы «bSICtransit».

Процесс творческого поиска ярко проявился в выступлениях юргинского медиа-художника Олега Новикова, который работал сначала с томской музыкальной группой «Sine Seawave», а затем с Максимом Евстроповым, представлявшим деятельность петербургской политической перформанс-группы {родина}. Для создания визуального произведения Новиков использовал самодельный мультимедийный агрегат на основе проектора, в работу которого были интегрированы стекло, пластиковые бутылки, вода, песок, кипятильник, стеклянная посуда, большая лупа, мелкие плоские предметы; а во взаимодействии с Евстроповым — газеты. Манипуляции со всеми этими вещами транслировались на большой экран в увеличенном виде с применением различных спецэффектов в режиме реального времени. Интересно, что сначала художник действовал осторожно и как будто не очень уверенно, точно осваивал возможности используемого материала впервые. Но затем Олег Новиков разгонялся и предъявлял зрителю нечто запоминающееся. Так, импровизация с «Sine Seawave» дошла до шаманского калейдоскопического танца абстракций, где разорванные в процессе технического преобразования предметы, а заодно и рука художника превращались в какой-то магический движущийся орнамент. А когда Макс Евстропов говорил о вторжении политических новостей в нашу повседневность, устойчивом и навязчивом их пребывании где-то между походом в магазин и ужином, то Новиков показывал гигантские газеты, хаотично их перемещая, и, в конце концов, разорвал в клочки.

Так два дня «Конвертора» создали поток творческого поиска и рождающихся по ходу действия смыслов, которые зрители все время обсуждали в перерывах. Интересно, что ответом на «Конвертор» оказалось выступление «Игуан-танц-театра» на основной сцене фестиваля «New F». Петербургские артисты, профессионалы высокого уровня — Нина Гастева и Михаил Иванов — показали, к чему можно придти за девятнадцать лет пребывания (именно столько существует театр) в творческом потоке, свободном от включения во всякие формальные структуры. Их работа, которая в программе иногда обозначалась как «спектакль», а иногда — как «танц-перформанс», представляла собой сочетание непрерывного танца и трех видов текста: поэтического, бытового и философского. При этом именно философский текст отразил суть как «Конвертора», так и вообще судьбы любого творческого человека, художника в современном мире. Речь шла о том, что включенность в систему общественных (в том числе государственных) отношений предполагает обязательное подчинение. Но исключенность из этой системы ведет к маргинальности, к тому, что человек рискует остаться незамеченным и ненужным, без всякой поддержки. Так что же выбрать, подчинение или невидимость? Оба варианта трагичны и разрушительны. Но, к счастью существует третий путь — свободной творческой практики, которая позволяет строить отношения с другими людьми совсем на иных основаниях. Например, на основании партнерства, не ограничивающего участников взаимодействия; импровизации, поиска и создания непредсказуемого нового.

Мария Митренина

Иллюстрация: Матисс, «Танец»

Еще о фестивале:

Траектория личной истории с космосом, или танцевальный эксперимент «Аэлиты»