Границы, власть, движение: лекция, переходящая в перформанс, прошла в Томске


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Как правило, лекция предполагает, что аудитория сидит перед лектором более или менее ровными рядами и почти не двигается в течение, как минимум, часа. Но на этот раз все было иначе. Когда гости зашли в малый зал "Аэлиты", то увидели, что ни один стул не расположен "нормальным" образом по отношению к месту лектора. Кроме того, повсюду были растянуты полосатые ограничительные ленты: такими огораживают ямы или места схода снега, обозначая, что проход запрещен. Ленты пересекали зал на разном уровне — требовалось их перешагивать, или нагибаться, чтобы пройти. Другие ленты блокировали доступ к части стульев. Пара стульев была помещена в ниши на возвышения, еще один стоял у сцены. Сесть, не меняя конфигурацию объектов в пространстве, можно было на ковре, или в кресло-мешок, или на узкий и низкий бордюр вдоль стены (перпендикулярно расположению лектора). Некоторые остались стоять по краям зала, не заходя в область, пересеченную лентами.

Нужно двигаться

Когда же все кое-как разместились, лектор — хореограф Ксения Беленкова — сообщила, что в течение ее рассказа можно (и даже нужно) менять свое расположение в пространстве. Таким образом, перед участниками была поставлена задача передвигаться, которую слушатели смогли выполнить, почти не мешая друг другу, и даже не закрывая расположенный сбоку экран, где иногда демонстрировалось видео.

Во время лекции Ксения периодически давала участникам конкретные движенческие задания, но в целом встреча превратилась в осторожный перформанс по освоению необычного пространства, исследованию его возможностей. В данном случае у собравшихся была необходимость использовать пространство нестандартно, но, как отметила Ксения, к любому пространству можно подойти подобным образом. Например, меняя свое расположение на каком-либо "обычном" мероприятии. Тут сразу вспоминаются фотографы, которые, при наличии большой камеры, могут себе позволить достаточно свободно двигаться по помещению во время "традиционной" лекции, где все остальные обязаны сидеть на одном месте.

Подчинились власти лектора

В "Аэлите" возможностей для исследования оказалось немало, особенно с тем учетом, что в пространстве находились человек пятнадцать. Было интересно увидеть, как люди реагируют на ограничения: хотя запреты не были озвучены, все сразу "подчинились" границам, обозначенным лентами. Мало кто решился взять какой-либо стул и переставить его на удобное для себя место. Таким образом, слушатели приняли власть лектора, несмотря на то, что она задала довольно безумную, нерациональную и явно неудобную конфигурацию пространства. Затем, в течение времени, стало очевидным, что у всех участников разные "возможности свободы": одни действительно меняли свое место, проходя через центр над лентами и под ними, могли даже ползать по ковру; другие перемещались, в основном, вдоль стен; третьи смогли изменить свою локацию, только когда об этом попросила Ксения. Когда наконец началось перемещение стульев (соединенных лентами), одного из участников дважды заблокировали ограничительной лентой, прижав к стене, и он не сразу смог себе позволить освободиться. Тем временем Ксения продолжала рассказывать про использование пространства в современном танце.

В конечном счете стало ясно, что новые неожиданные ограничения дают больше возможностей для движения, чем привычные — приходится двигаться так, как никогда не делал раньше. Поэтому из лекции получился не просто перформанс, но еще и актуальный — вполне отражающий "общественно-политическую" повестку дня.

Мария Митренина