В 2015 году импортозамещения не будет. Причина — в правительстве


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Мало кто из директоров заводов-производителей  верит в то, что в ближайшие годы можно развернуть мощности, которые позволят наладить  импортозамещение в сколько-нибудь заметном объеме.

Основные причины, из-за которых в 2015 году замещения импорта в промышленности ждать не стоит

Отставание по качеству

Зарубежное оборудование, в основном, более качественное, из-за этого многие фирмы предпочитают покупать именно зарубежное.

Многое в стране уже не производится

Некоторые виды оборудования в стране просто не производятся. Чтобы начать производить новые виды продукции, нужны станки, нужны дешевые длинные деньги для предприятий, нужны специалисты. До выпуска новой продукции "с нуля" может пройти 10 лет и больше. Что касается металлообработки, то она в стране практически полностью уничтожена. Производство станков у нас отсутствует в принципе.

Политика Центробанка РФ

Эльвира Набиуллина - Председатель Центробанка РФДеньги предприятиям недоступны.  Не так давно Центробанк РФ поднял ключевую ставку до 17 процентов, фактически "запретив" тем самым предприятиям брать кредиты. Без денег сложно даже просто вести обычную деятельность, а о расширении бизнеса и импортозамещении  не стоит и мечтать. Получается парадоксальная ситуация: с одной стороны государство как бы декларирует курс на импортозамещение, с другой стороны — уничтожает саму возможность для бизнеса этим заняться. Такая двойственность и непостоянство государства не дают бизнесу возможности относиться к его декларациям всерьез. Со специалистами тоже сложно, но по крайней мере можно привлечь иностранных спецов, как это делали во времена СССР, в том числе в Томске.

Кризис за кризисом

Мы входим уже не в первый кризис. Был дефолт 1998 года, была первая волна кризиса в 2008 году. У нас уже от производственной системы, которая была в СССР не осталось и камня на камне.

Практика проектных институтов

Часто в условиях рынка заказчик диктует проектировщику то, какие комплектующие должны быть в проекте. Требования тендеров подгоняются таким образом, чтобы ему могло соответствовать только импортное оборудование, да ещё определенной западной  фирмы. Получается замкнутый круг. Когда российское предприятие приходит со своим изделием к проектировщику, тот кивает на заказчика, заказчик говорит, что всё дело в проектировщике и так до бесконечности. При этом проектировщик стоит на стороне заказчика, так как именно от него получает свои деньги. Разорвать этот круг отечественный завод не может.

Другая проблема: у проектных институтов есть готовые шаблонные решения на все случаи жизни, которые они не хотят или считают нецелесообразным менять. В связи с тем, что эти шаблонные решения  используются много лет, оборудование там часто значится такое, которое уже никто не выпускает, но всё еще пылится на складах.

Так, одно из газпромовских подразделений устанавливает на Камчатке оборудование, которое уже снято с производства от 10 до 25 лет. А потом эксплуатационщики будут "ругать российское", сталкиваясь с морально устаревшими приборами.

Реестры госкорпораций

Нефте-газодобывающие корпорации, а также атомщики ставят серьезные преграды перед отечественным производителем. Далеко не каждое среднее предприятие может преодолеть воздвигаемые ими барьеры.

 Для того, чтобы вообще в принципе пошел разговор об установке на объекты этих корпораций отечественных приборов нужно, чтобы это оборудование  находилось в во внутреннем реестре корпораций. Чтобы отечественный завод смог включить свой прибор в эти внутренние реестры нужно оплатить корпорациям стоимость их внутренней сертификации, исследования в их собственных лабораториях.

При этом на сертификацию в государственном Росстандарте эти государственные же корпорации не обращают никакого внимания.  А она, к слову, не маленькая и обходится предприятию в 300 000 рублей (за один прибор). А вот стоимость попадания в реестры госкорпораций — кратно выше, чем стоимость сертификации этого же прибора в Росстанадрте.  При этом госкорпорации имеют обыкновение эти реестры обновлять каждый год, что влечет за собой ежегодные, практически неподъемные затраты для среднего бизнеса, не говоря уже о малом. Зато для крупных западных транснациональных корпораций на вроде Сименса такие деньги выплатить достаточно просто.

Таким образом у среднего бизнеса просто нет возможности осуществлять поставки государственным корпорациям. Ведь даже включение прибора в реестр каждой корпорации не гарантирует заключение контракта на поставку.

Редко принимается решение о замене

Обычно промышленники задумываются о замене оборудования в двух случаях: когда парк приборов начинает массово "сыпаться" — выходить из строя, либо, когда предлагаемое решение заметно экономичнее.

В целом, по экономическим причинам предприятия редко меняют производителя используемых на производстве приборов или оборудования. Дело в том, что если есть парк приборов, то затраты на обучение работников работе с ними и на содержание ремонтной базы будут ниже, если этот парк приборов от одного производителя.

Некоторый позитив:

Военно-промышленный комплекс

Конечно, не все было уничтожено под корень. Выжила "военка", благодаря которой мы имеем сейчас хоть какую-то промышленность. В кризисах отечественную промышленность спасали военные заказы, обеспечивавшие сохранение производственного потенциала. Благодаря тому, что на дорогих военных заказах заводы могли выжить, они также получили возможность выпускать  и гражданскую продукцию.

ВПК — это палка о двух концах

 Военные заказы идут по высоким ценам (стоимость изделий для военных не является определяющим фактором), что влияет на менталитет руководства заводов-производителей. Ведь если львиную долю дохода завод получает от военных, то на выпуск гражданской "низкодоходной" смотрят как на второстепенное направление деятельности. С ней сложно работать, нужен серьезный маркетинг, развитая дилерская сеть, квалифицированные продажники.  Одним словом, мало уметь производить что-то, нужно производить то, что нужно потребителям, производить конкурентноспособное и уметь это и предлагать и продавать. В случае с военным заказом — "все просто", что нужно заказчику тот говорит сам, все что произведено сразу уходит, перепроизводства нет.

То есть военный заказ сделал — получил много денег, гражданская заказ — сделал, не факт, что продашь и получишь какой-то доход. Это меняет образ мыслей руководства заводов, создает проблемы для того, чтобы выпускать больше гражданских изделий на оборонном предприятии. Если рассчитывать на военно-промышленный комплекс, как на "паровоз импортозамещения", то нужно менять менталитет руководства военных заводов.

 

Точка зрения бизнеса: как помочь импортозамещению

Оценивать и внедрять западный опыт

 Например, заводы только начали задумываться о том, чтобы предоставлять проектировщикам документацию не только на бумаге, но и в виде модулей к используемому проектировщиками программному обеспечению. Западные компании уже давно используют эту практику.

Государство должно изменить свою политику в отношении бизнеса

Китай, к примеру, своим производителям, которые выходят на международный рынок, выплачивает субсидии до 50% стоимости товаров поставляемых на экспорт. Наше государство лишь ужесточает надзорно-контрольный пресс. Процесс выполнения контрактов с зарубежными партнерами — сущий ад для поставщика. Да и на внутреннем рынке производитель не столько производит, сколько ведет тяжелую борьбу на выживание с административно-чиновничьим аппаратом. В таких условиях, да ещё в условиях наступившего кризиса бизнес не о планах расширения производства думает, а о том, как бы ещё день продержаться.

Необходимо решить вопрос отсутствия средств

 У заводов есть привычка работать по предоплате, а заказчики предпочитают работать по предпоставке. Из-за несовпадения подходах срываются контракты на очень и очень крупные суммы.

Ожидания бизнеса в  2015 году:

Бизнес ждёт  усиления кризисных явлений

Ипортозамещения в заметных объемах не будет

Дело в том, что любое производство просто физически не в состоянии увеличить выпуск товаров больше чем на 30% . С учётом обычного горизонта планирования предприятия в 3 года, увеличение даже минимальное можно рассматривать только на 2017 год, так как на 2015 уже все контракты подписаны, и идут текущие подготовительные по заключению сделок на 2016 год.

Что же касается новых производств, то времени для того, чтобы их развернуть надо еще больше — от 10 до 15 лет. Всё это время нужно, чтобы была определенность в государственной политике. На государство же нельзя положиться, оно слишком "ветреное". Сегодня декларирует одно, завтра — другое. В таких условиях вкладываться в новые производства никто не будет.

Вырастут цены и на "отечественный" продукт

Уже на 30-40% уже наблюдается рост цен и на оборудование и приборы, которые производятся в России. В силу того, что практически в каждом "отечественном" приборе до половины цены — импортные комплектующие. И этот подъем цен — только первая ласточка.

Что в итоге:

На фоне дорогого кредита и полной неопределенности, вероятно, главной задачей для бизнеса будет выживание, ни о каких стратегических планах в сложившихся условиях говорить не приходится.

Достаточно невеселый прогноз,  но для того, чтобы он был более оптимистичным, необходимо, чтобы государство изменило свой подход к бизнесу. Чтобы наконец выработало промышленную политику и её последовательно, на протяжении хотя бы 10 лет придерживалось, предоставило производству дешевые длинные деньги, оградило бизнес от непрерывного чиновного, в том числе коррупционного давления, вело себя более предсказуемо и последовательно.

Дмитрий Эпов