Что общего у современного искусства и прогулки?


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Много интересного на лекции Станислава Савицкого про прогулку как жанр современного искусства, и о том, как прогулка — вроде бы изначально профанная, а не эстетическая практика — дошла до жизни такой. Зафиксирую некоторые перспективные моменты.

Прогулка как наиболее сложная форма интеллектуальной жизни. К этому нужно поставить "Философов" Нестерова. С прогулкой как эпатажем, провокацией, оскорблением разных чувств и политической акцией все выглядит ясным, потому что все время обсуждается. В прогулке как уединенном размышлении (уединенном — пока мы не транслируем мысли в режиме реального времени) еще осталось много тайн. Тут вспоминается еще "Стерео" Кроненберга, где действия героев без публичности (они в своей компании в пустынном пространстве странного университета и окрестностей) уже не могут быть эпатажем, но становятся неким интеллектуальным жестом, исследованием пределов возможной коммуникации, что ли. И это, конечно, прогулка, но не линейная, а лихо закрученная, с тем учетом, что действия в одних и тех же пространствах не повторяются, а значит пространства оказываются уже не совсем одними и теми же, и тут вопрос — как действие изменяет пространство? Неутилитарное действие, конечно. При том, что действие искусства в публичном пространстве как раз-то может быть вполне утилитарным — когда о нем объявляют заранее в какой бы то ни было афише. С афишей оно приобретает легитимность, и следом за ней — более или менее внятную социальную функцию (даже если (особенно если) это протест), но совсем другое дело — это "естественная" жизнь художника в пространстве. Художник на прогулке. Пространство с включенным в него художником на прогулке. Художник может не планировать особый эффект, но если он всей своей жизнью художник, то пространство с художником (а лучше с художниками) — это совсем не то, что пространство без них. Или как (уличное!) пространство с разными художниками становится разным.

Изгнание из Рая как прогулка

Далее. Заявление лектора о том, что изгнание из рая — это трагический случай прогулки, причем затянувшейся. Второй претендент на идею месяца, наряду с позавчерашним высказыванием Смулянского на Лакан-ликбезе о том, что настоящий отец — это сперматозоид. Социально неприемлемо сегодня, но в свете акторно-сетевой теории и близких философских измышлений — вполне точное. Точно так же тезис о том, что изгнание из рая является вариантом прогулки, выглядит циничным ровно до тех пор, пока прогулка воспринимается как форма отдыха. Но даже в жизненной практике "обычного человека" прогулка иногда оказывается драматической необходимостью, тяжелой неизбежностью. Или, с другой стороны — мечта о прогулке при невозможности ее совершить.

От провокации к исследованию

Во время рассказа о Бретоне моя мысль куда-то унеслась, но я услышала про Бретона, преследование на улице девушки и включенных фотографов, и у меня сложилась картина провокационной прогулки-исследования, когда Бретон вроде бы естественным образом пристает к девушке, а фотографы незаметно снимают историю, которая затем (когда-нибудь) публикуется. Не нашла, как было на самом деле, но идея-то хороша (правда, не для девушки). Написала, и понимаю, что идея хороша только в эстетике фотографии середины двадцатого века, а позже обернулась пошлятиной из серии "Вас снимает скрытая камера". Хотя в этом плане вполне художественной была летняя работа "Лаборатории ТриП" (они пишут "Три П", но я бы понастаивала на ТриП = treep: надо всегда быть сложнее), когда белый ангел садился на скамейку рядом с бомжами. И тут следовало как раз заранее спрятать фотографов, то есть продуманно включить их в художественное исследование, определить им точки и порядок невидимого перемещения.

Как анализировать прогулку

Следущее — три вещи для анализа художественной прогулки, прогулки как художественного акта. Первое — что она происходит в деидеологизированном пространстве: в отличие от музея и любой галереи улица не имеет идеологии (разве что далекую общую "урбанистическую", но это одинаково для всех улиц, в отличие от галерей), и вход художнику на улицу проще, чем в галерею. Второе (прямо "пять условий для одинокой птицы"!) — как осуществляются отношения приватного и публичного на прогулке. Третье — как эстетическое измерение соотносится с социальным контекстом. Я бы включила еще визуальный контекст: город все-таки не белые стены галереи.

Прогулка как арт-продукт

Отказ художника, практикующего прогулку, от ориентации на успех, который якобы приносит создание устойчивых объектов. На самом деле, прогулка-то (уличная акция) сейчас дает гораздо больше известности, чем бесконечное производство бесконечных объектов. Чем больше технических средств фиксации, тем больше распространяется, и, соответственно, обсуждается то, что делают художники на улице. Тем более, уличные снимки лучше выглядят, чем сделанные при искусственном освещении. Включение же прогулок с художником в экономику, превращение их даже в дорогостоящий арт-продукт — всего лишь вопрос недолгого времени.

(Куратор арт-прогулок уже кажется отличной профессией)

 

И тут как раз будет уместно написать про связь прогулок с партисипаторным искусством. В ситуации такового я раньше всегда думала о том, что нарушаются (взламываются!) границы зрителей, они вынуждены включаться в какой-то тренинг, вместо спокойного "созерцания искусства". Я и сама в большинстве случаев предпочитаю включаться только умом. А тут, на лекции, подумалось, что художник, идущий на партисипацию, наносит ранение сам себе: сложный замысел рушится под примитивностью включенных воспринимающих, которые боятся рисковать, вносить свой экстремально творческий вклад, отвечать художнику на равных. Так что, между ситуацией "художник и его простейшие соседи по подъезду" и "художник и его крутые друзья" предпочтительней выглядит последняя…

Мария Митренина