Почему машина Просвещения должна добраться до политиков


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

По итогам семинара GlobalSib.com выносит на публику вопрос о том, почему современное знание вообще должно добраться до всякого политика.

После семинара о повороте гуманитарного знания к биологии в ЦНСИ интересно думать о связи этики и политики со знанием. Точнее, о когнитивном неравенстве разных социальных (человеческих, а не интернетных) сетей. При этом позиции когнитивного неравенства не совпадают с делением людей по экономическим и политическим возможностям. Политические "верхи" в России, как известно, по уровню современного знания болтаются где-то ближе к экономическим низам, даже к социально неблагополучным слоям населения. Исключая некоторые экспертные группы. Многие общественные конфликты можно интерпретировать как конфликты комплексов знаний: одни люди по своим когнитивным возможностям живут в средневековье, другие — хотя бы в 19 веке, третьи в СССР, кое-кто застрял в девяностых годах прошлого века. Тем, кто следует за передовым краем современной человеческой мысли — как естественно-научной, так и гуманитарной — высказывания и поведение остальных закономерно кажутся идиотскими, что делает невозможной нормальную дискуссию, превращает всякий диалог в тупой холивар. К несчастью, обменом агрессивными репликами дело не ограничивается; отстающие по мере возможности начинают применять репрессивные меры. Начиная с ареста художников и заканчивая работой по изгнанию передовых технологий, в том числе — медицинских технологий спасения жизни, под якобы "благородным" предлогом импортозамещения.

Иногда, правда, у людей, подключенных к современному знанию, есть возможность ускользать в своих жизненных практиках от творящегося вокруг мракобесия. Но это часто замкнутые ситуации для своих. Понятно, что когда собираются молодые исследователи, понимающие выгоду междисциплинарности, обладающие здоровой иронией и достаточно мобильные, чтобы быть в курсе реально происходящего в мировой науке, то у них будут примерно одинаковые представления об этике и необходимой политике. Беда в том, что те, кто, собственно осуществляет политику, почти ничего не знают о том, что знает молодой исследователь. У политика картина мира, в лучшем случае, модернистская (хотя, на самом деле, это худший случай, позволяющий под рациональным предлогом применять насилие к людям). Политик ничего не знает о том, как трансформировалась (естественным путем, следуя изменениям в культуре!) семья; не знает слов "квир" и "гендер", и что за этим стоит; не соображает, что "национальная идентичность" — это плод социально-политического конструирования, а не какая-нибудь биологическая характеристика, да и, собственно, биологические характеристики — это плод конструирования в научных кругах. Современный мир со всей его сложностью и разнообразием, невозможностью подчиниться контролю давит на безграмотного политика, внушает ему ужас и желание отгородиться стеной запретов. Проблема в том, что политик отгораживает не только себя лично, но и стремится низвергнуть в собственный темный ад значительный кусок общества…

Есть много просветительских проектов, даже в России, которые транслируют современное знание о меняющемся мире. Но все эти Открытые университеты, Курилки Гутенберга или CreativeMornings собирают либо уже и так просвещенную молодежь (пресловутых молодых исследователей), либо опять же молодежь, но далекую от политики, предпочитающую действовать на небольшом поле собственной кофейни или хостела, и готовую легко уехать в другую страну, если здесь вдруг кофейни и хостелы запретят как интервенцию чуждой культуры. Просвещению надо бы добраться до чиновников, до крупного бизнеса, до финансистов, чтобы показать им весь спектр современных возможностей и то, как ими грамотно пользоваться; чтобы продемонстрировать, что все новое, включая новые представления об обществе, экономике или биологии — это именно возможность, а не угроза, если этим грамотно пользоваться; чтобы, наконец, дать понять, что любые глобальные перемены в мире, в том числе — перемены в научной картине мира, все равно доберутся до любого чиновника, до каждого города и деревни, но ты будешь либо — благодаря своим знаниям — равным партнером, готовым сотрудничать, либо рабом чужих решений, основанных как раз на новых знаниях. Потому что невозможно построить никакой "отдельный мир", кроме того, который естественным образом разрастается и меняется вокруг нас. И надо бы начать разбираться в этом мире, вместо того, чтобы от него отгораживаться — потому что он все равно не исчезнет.

Мария Митренина