Татьяна Букова: О голом короле и художниках-статистах

Татьяна Букова: О голом короле и художниках-статистах


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Редакция Реч#порта попросила художников-участников выставки EXPERIENCES:Praeparatio ответить на вопрос, что такое искусство вообще и современное искусство в частности, и оценить качество художественной среды в Новосибирске. Издание опубликовало прямую речь художницы Татьяны Буковой, а GlobalSib.com решил помочь распространению этого неожиданного для сибирской арт-среды критического материала. Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

 

Татьяна Букова, «Герои»

О сибирском современном искусстве

Нужно ли участвовать в художественной жизни Новосибирска, в которой бесталанность и лень правят бал? Написать три буквы на картоне, нарисовать черный квадрат на листке в блокноте, и сделать выставку — вот секрет успеха современного сибирского художника. Подобные выставки есть ни что иное, как обман, новое платье голого короля. Что вы хотели сказать зрителю? Интересны ли ваши произведения кому-то, кроме близких друзей?

Можно вспомнить замечательные старые работы арт-группы «Синие Носы»: «Видео на коленке», произведения в жанре arte povera, бедного искусства без финансовых затрат. Тогда в них были остроумие, злободневность сюжетов, легкость восприятия и претворение собственной жизни художника в некий арт-продукт. А сейчас всë сибирское концептуальное искусство свелось к выставкам для галочки, которые директор-Мизин проводит, чтобы отчитаться перед начальством. Некогда хорошие художники, Вячеслав Мизин и Евгений Иванов, превратились в чиновников, получили власть, которой можно злоупотреблять, будучи под защитой высших инстанций. Они стали теми, кого сами высмеивали и осуждали в своих произведениях десять лет назад. Но самое грустное — это артель резиновых художников, слабенькие концепции выставок для которых придумывает Мизин. Художник-статист вроде бы существует, о нем пишут статьи и даже показывают по телевидению. Но ничего «своего» в искусстве у такого персонажа нет. Эти художники настолько безликие, что их можно заменить случайным набором из других молодых людей.

В современном искусстве, на изобразительную составляющую и качество исполнения допустимо обращать меньше внимания, нежели на идею произведения. Но что происходит теперь в нашем сибирском искусстве? Нет ни концепции, ни интересного визуального ряда. Условно говоря, постоянно повторяющийся чëрный квадрат. Актуальным чëрный квадрат был в прошлом веке. То же можно сказать и о многочисленных неряшливо написанных портретах уже давно отошедших в мир иной политиков и прочих известных личностей, которых принято считать неотъемлемыми составляющими современного искусства. Современного кому? Пятидесятилетнему Мизину? Допустим. Но откуда же вдруг взялись эти медийные фигуры на полотнах двадцатилетних художников? Рассмотрим наглядный пример.

 

Выставка «Новые сибирские художники против авангарда», галерея СОМА, осень 2015

Взрослый мужчина Дмитрий Булныгин, интересующийся политикой, и в прошлом «Синий нос», делает серию работ про сооружения, похожие на соборы и мечети (Дмитрий Булныгин. «Новые работы», Новосибирск, СЦСИ, 2013. Серия работ называлась «Храмы», но в СЦСИ испугались выставлять их с таким названием — прим. редакции). Он собирает эти объекты из игрушечных кубиков своего ребëнка и всего, что нашлось в доме, например, свежих овощей, фотографирует с хорошим светом. Это органично. Рождается целая философия искусства, созданного из жизненного опыта художника, трогательная тема отцовства и семьи… Но когда молодая женщина Наташа Юдина создаëт выставку «Мой Кремль» (Томск, ГЦСИ, 2014) из кубиков, напечатанных на 3D-принтере, или делает выставку «Триипостасный свитер» (Томск, ГЦСИ, 2015) с вязаными портретами Путина и Гагарина — это фальшь! Образ и поведение художницы не соответствуют ее произведениям. Политика Наташу явно не интересует. Она родилась гораздо позже того поколения, для которого Гагарин что-то значил. Инстаграм, посиделки в кафе, клубы, шопинг, наращивание ногтей — вот ее темы. В свободное от воплощения творческих идей Мизина время девушка пишет картины с нижним бельем, покоящимся на утонченно смятых простынях, вяжет чехлы для фортепиано.

Всë очень просто. Художник хочет участвовать в выставках, а Мизин диктует, что рисовать. Самостоятельных авторов со своими концепциями проектов Мизин до выставки не допускает. Разве что, если художник девушка, Вячеслав Юрьевич может предложить персональный вернисаж за секс, не знаю, в шутку или всерьез. Такая монополия на современное искусство крайне губительна для слабой арт-среды в регионе.

Давайте рассмотрим подробнее надувательский проект «Сибирский Иронический Концептуализм». Что он из себя представляет? Объединение художников, избравших темой свою принадлежность к Сибири и эксплуатирующих устоявшиеся образы и штампы типа снежинок, валенок, сибирских лагерей и, как ни странно, Ленина с Гагариным. Всë это вместе принято считать актуальным искусством. Существуют три кита: арт-группа «Синие носы», Дамир Муратов и Василий Слонов. При всëм уважении к авторам можно отметить: особого таланта к рисованию в академическом плане или желания делать масштабные и интересные проекты у них нет. Они долгие годы создавали свои работы на остроумии и актуальности. Но интерес общественности ослаб. Настало время, когда им потребовалось что-то, способное вернуть зрителей на их выставки. Тогда и придумали «сибирский иронический концептуализм». Собрали друзей, заманили сначала глянцевым каталогом «Соединенных Штатов Сибири», а затем и выставкой в Риге («На волне») Подробно рассказали, кому что рисовать. Автору этого текста Мизин предлагал писать портреты политиков или полководцев, которые из–за моего отказа впоследствии исполнил Сергей Беспамятных. Самостоятельно придумавших и сделавших свои работы для рижской выставки было всего несколько человек, в основном фотографы, и я в том числе. Безусловно, хорошо, что я участвовала в рижском вернисаже. Но, опираясь на фотографии, могу сказать, что мой проект «Русская девушка» был выставлен под брендом «Синих носов». И это происходит не в первый раз. На выставке «Художественное Хозяйство» в Санкт-Петербурге было то же самое. Кроме того, я участвовала в выставке, приуроченной к открытию Сибирского Центра Современного Искусства. Особой радости от этого испытать не удалось, так как Мизин выставил мои работы без подписи, возле своих. Когда я распечатала подписи к работам и прикрепила их к фотографиям, подписи он тут же сорвал. На видеосюжетах из новостей есть мои работы, но моë имя ни в афише, ни в буклетах, ни в одном репортаже не указывается.

 

Татьяна Букова, «Русская девушка»

Художественная среда в Новосибирске

По сути, это мышиная возня. Все одинаково серые. Существуют отдельные единицы, разбросанные по выставочным площадкам, и последователи «сибирского иронического концептуализма». Молодые авторы идут за голым королëм Мизиным, который сам ничего не умеет и подает дурной пример создания произведений на политико-сортирные темы. Существует проблема безликости сибирского молодого художника. Что ему нравится и интересно? Зачастую его лента в соцсети может сказать о его вкусах и интересах больше, чем все его произведения. Мизин собрал артель из не имеющих своего мнения художников, которые готовы из года в год забесплатно кривенько рисовать портреты политиков, снежинки, валенки, ватники, медведей и прочее «сибирское». Этими работами заполняют пустое пространство на выставках «Синих Носов», Муратова и Слонова. Базируются художники-статисты в подвале на Димитрова, не имея на эти мастерские никакого права: помещения получены от государства только для членов Союза Фотохудожников России.

Из достоинств художественной среды Новосибирска можно назвать то, что любой художник может выставляться. Есть много платных площадок, да и в государственные выставочные залы принимают практически всë. Границы между профессиональным и любительским искусством практически не стало. Но из–за того, что любые работы принимают на выставки, многие авторы не хотят делать по-настоящему интересные, масштабные произведения. Престижные выставки делаются без выставкома, организуются только для друзей куратора. Причем зачастую это и не художники, а, скажем, бизнесмены (например, на выставке «На Волне» в Риге был показан объект арт-менеджера Игоря Антропова). Об открытии выставок не сообщается заранее по телевидению или радио. У простого горожанина нет информации о предстоящих событиях. Создается впечатление, что выставки проводятся только для себя.

Моя карьера у Вячеслава Мизина закончилась, когда я отказалась делать выставку «Нечисть» в СЦСИ, придуманную им, — с фигурками «Синих Носов» в унитазах. Почему я должна была подписывать свое имя под таким бредом? Участие на выставках современного искусства перестало быть интересным лично для меня. Престижа от участия в выставках нет. Делать несколько недель скульптуру, а потом выставлять ее рядом с почеркушками шариковой ручкой? Чувствовать себя клоуном, который 10 лет развлекает множество людей? Могу примерно процитировать мое старое видео: «Я уже состоявшийся художник. Мне больше не нужно рисовать, делать фото или участвовать в выставках». Я не измеряю искусство по шкале актуальности, просто делаю то, что на данный момент мне интересно.

Искусство — это трансляция происходящего с художником и окружающим миром через призму его творческого восприятия. А современное искусство — это возможность для автора быть художником, не прилагая усилий. Но художник — творец, а не выпуск новостей, показывающий всë подряд, лишь бы казалось актуальным.

_______________________________________________________

Татьяна Букова родилась в 1985 году в Новосибирске. Окончила художественную школу с красным дипломом, училась в Новосибирском государственном художественном училище. С 17 лет работала дизайнером и художником-оформителем. Затем получила специальность видео-оператора в Новосибирском государственном техническом университете и на ГТРК-Новосибирск. Работала видеооператором в студии документальных фильмов «Кана». За работу с детьми, обучение детей фото и видео-делуполучила диплом «За творческий вклад в развитие детского телевидения». На еë счету множество документальных фильмов и видео-сюжетов, а также работа над короткометражным игровым фильмом «Одноразовая вечность». Работает во многих жанрах: фото, видео, живопись, инсталляция, скульптура, керамика, авторская кукла, резьба по дереву кукол-марионеток, лэнд-арт. С 2006 года активно участвует в художественной жизни города, в фестивалях, выставках и других мероприятиях.