Чему Томск может поучиться у Петербурга


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Территориальной привязки у интеллектуальной среды нет. Включенным в нее может оказаться любой мобильный человек, способный перемещаться между городами, или хотя бы устанавливать связи в социальных сетях. Вычислить такого человека можно, например, по его интересу к "трендовым" темам — таким, как антропология, урбанистика, современное искусство, новые медиа и технологии, дизайн, уличная мода. Но в большей степени представителя интеллектуальной среды отличает его причастность к творческим содержательным проектам без стопроцентной связи с какой-либо институцией. То есть, в данном случае проект является порождением не институции, а воли его инициатора — человека или неформальной группы. Институции начинают использоваться, когда требуется экономическая, статусная база. Но можно обойтись и без них. Проще говоря, представитель современной интеллектуальной среды — это тот, кто создает интеллектуальные события. В сфере публичного образования, той же урбанистики, искусства, развития новых технологий. Творческий проект может быть больше, чем событие, то есть содержать внутри себя что-то еще — исследовательскую работу, разработку и производство каких-то вещей, экономическую деятельность; но именно через событие другие люди узнают о проекте и могут к нему подключиться; именно событие дает энергию для дальнейшего развития проекта и транслирует его ценность. Создание и включение в интеллектуальные события в городе — это то, что делает городскую жизнь содержательной, интересной, перспективной и ценной. Это то, что дает возможность "мозгам" оставаться именно в этом городе, а не "утекать". Или не оставаться, но, по крайней мере, периодически возвращаться. Ведь для человека, который всегда хочет большего, простора для мысли, ежедневная жизнь в режиме "дом — работа — супермаркет — дом + бар на выходных" — это адский ад.

 

Город должен своими событиями порождать внутреннее движение в человеке и изменять способы его существования к лучшему. Город должен вдохновлять, иначе его постепенно оставят наиболее ценные для него люди.

 

Поэтому сегодня в каждом городе, претендующем на то, что в нем, помимо экономики и проблем с дорогами, есть еще и "культура", происходят интеллектуальные события: публичные лекции, общественные дискуссии на острые темы, актуальные выставки, арт-эксперименты, неординарные фестивали. Санкт-Петербург — это город, где ты, конечно, можешь вечерами ходить в "обычный" театр, а можешь — каждый день оказываться в новой для себя культурной ситуации, прокачивать свое образование, осваивать новые форматы проектов, а в перспективе — зарабатывать на чем-то подобном деньги или хотя бы становиться специалистом, достойным оплачиваемых поездок в другие города на другие интеллектуальные события. В Томске стать таким специалистом посложнее, но здесь хотя бы можно попасть на лекцию Виктора Вахштайна или Петра Щедровицкого (представители интеллектуальной среды в этом месте должны понимающе покивать), или даже обсудить перспективы Интернета вещей. Большинство культурных событий в Томске, правда, не требуют особого включения интеллекта, но город все же, в свете мировых трендов, местами движется к тому, чтобы умнеть. Нельзя сказать, что жизнь в нем устроена идеально, но отдельные люди в Томске могут устроить приемлемую жизнь самим себе, курсируя от одного содержательного события к другому. Вот только в плане содержания — несмотря на сегодняшнюю доступность любой информации! — интеллектуальный Санкт-Петербург, по-прежнему, обгоняет умный Томск.

Отставание, правда, уже не критично, и петербуржцам обычно нравится в Томске. При этом Томск, чтобы жизнь в нем не казалась совсем уж болотом, мог бы кое-чему поучиться у Петербурга.

Первый момент: в городе на Неве есть Места. Не востребованная бизнесом и не осваиваемая муниципальными программами недвижимость передается творческим кластерам. В Санкт-Петербурге это целые здания. Арт-центр "Пушкинская, 10" — комплекс построек во дворах, где устроили музей нонконформистского искусства, галерею экспериментального звука; здесь проходят необычные концерты и встречи философского кафе. Недалеко расположен Лофт-проект "Этажи": здание с двумя дворами, пятью этажами под выставки, дизайнерские магазины и хостел; а также крышей с платным входом. Пространство "Тайга" вообще пользуется памятником архитектуры на Дворцовой набережной. Под Креативное пространство "Ткачи" отдана бывшая фабрика на Обводном канале. В Томске есть сообщество, вполне способное запустить подобный проект — это организаторы ежегодных масштабных фестивалей Street Vision. Они могут организовать вывоз мусора с заброшенных территорий, собрать деньги на минимальный ремонт и даже найти коммерческих арендаторов, близких себе по духу, для того, чтобы платить за электричество. Вопрос заключается в осознании того факта, что подобные Места — где в любое время можно, например, провести бесплатную публичную лекцию — делают город круче и привлекательнее, повышая его ценность. Нужно только передать здание и не вмешиваться в естественный творческий процесс самоорганизации горожан. И надо понимать, что горожане имеют полное право пользоваться домами, находящимися в муниципальной собственности, так, как сами считают нужным.

Арт-центр "Пушкинская, 10"

Двор Арт-центра  на "Пушкинской, 10"  Санкт-Петербург

 

Тут, конечно, возникает вопрос о безопасности и о действиях в рамках закона. Власть может сослаться на то, что горожане повредят здание или будут там "готовить Майдан". Но пора бы перестать считать взрослых людей идиотами. А то получается, что чиновники считают горожан идиотами; горожане считают идиотами чиновников; круг замкнулся и город уныло тонет в самом себе. Надо хотя бы начать исходить из того, что в городе есть люди, которые его реально любят и хотят сделать лучше.

 

Томские чиновники могут также сослаться на непостижимо сложное законодательство о недвижимости как основном препятствии для временного использования зданий, которыми сейчас не пользуется никто и деньги на капитальный ремонт которых могут не появиться, скажем, в пятилетней перспективе. Но ведь петербуржцы как-то решили вопрос с допуском творческих кластеров в простаивающие дома. А значит, это можно сделать и в Томске.

Второй момент. Санкт-Петербург как современный город уверенно встраивает в культурный процесс новые технологии. При этом используемая технология имеет не просто инженерное значение, но и формирует смысл арт-проекта, или даже является полноценным участником арт-процесса. Так, в музее современного искусства "Эрарта", куда может запросто придти любой турист, находится инсталляция Дмитрия Каварги, считывающая кожно-гальваническую реакцию посетителей для того, чтобы с помощью музыки сообщить им об особенностях активности их мозга. То есть, для наукоемкого выставочного проекта вовсе не нужен отдельный музей науки: его можно демонстрировать в обычном музее в рамках постоянной экспозиции. На Новой сцене Александринского театра программисты создают интерактивные технологические среды для импровизационного взаимодействия с актерами в процессе спектакля, и эти спектакли включены в репертуар. То есть, в Петербурге искусство и технологии, как во всем цивилизованном мире, объединяются. А в Томске эти важные части культуры разобщены; программисты и художники пока друг друга не нашли. Но что лучше арт-проекта, аппелирующего к эмоциям, может рассказать о новых технологиях, пиарить которые так старается Томск со своей особой экономической зоной и несколькими бизнес-инкубаторами? Кроме того, именно в процессе создания арт-проекта можно изучить разнообразные возможности технологии: художник способен увидеть больше возможностей, чем "обычный человек", и обнаружить то, в чем технология будет наиболее ценной в плане дальнейшего использования.

 

Наличие художников, способных сотрудничать с учеными, инженерами и программистами, в Томске, правда, сомнительно, но эта проблема решается образованием… и принципиальной готовностью людей к творческим авантюрам.

 

Петербургская прогулка с урбанистами

Урбанистическая прогулка в Санкт-Петербурге. Пролетарский район города.

 

С культурным авантюризмом связан и третий момент из серии, чему Томск может поучиться у Санкт-Петербурга. Петербуржцы легко перенимают новые, международные форматы интеллектуальных событий и создают устойчивые собственные. Томичи пока, в основном, способны только на лекцию, выставку и концерт, — если не считать экспериментов с форматами на Фестивале нового искусства "2" . Удивительно, что до Томска добрались Живая библиотека и TEDx, проходящие раз в год как раз благодаря тем мобильным представителям российской интеллектуальной среды, о которых говорилось в начале статьи и которые пока остаются в Томске. Но вот в Петербурге можно попасть, например, на урбанистическую прогулку, где участники внимательно рассматривают особенности городской среды и, таким образом, изучают и понимают городское пространство. Или на философское кафе, где обсуждают проблему прекариата, — а когда эта острая социальная тема дойдет до Томска? Летом в Петербурге снова будет GEEK-пикник, фестиваль современных технологий, науки и искусства, в то время как в Томске отделаются насквозь формализованным U-novus'ом, стандартным молодежным форумом под эгидой "Газпрома". Если кто-то сомневается, что U-novus стандартен и формализован — посмотрите прошлогодние снимки с рядами чиновников в костюмах, а потом сравните с GEEK-пикником. Или сопоставьте лекционные программы.

 

Можно, конечно, сделать вид, что U-novus тоже способствует продвижению новых научных идей и технологий, вот только первый в России турнир по нейрогеймингу прошел именно в Санкт-Петербурге, тогда как в Томске количество людей, знающих, что такое нейрогейминг, можно пересчитать по пальцам. А число тех, кто пользовался нейрогарнитурой — вообще стремится к нулю. "Новые технологии", говорите?

 

Но Томск прекрасный город все равно. И Петербург тоже прекрасный город. И еще много прекрасных городов на земле. И у всех есть шансы делать жизнь людей более или менее прекрасной. Хотя бы изредка.

Мария Митренина