Петербургский дневник. События города в марте 2016 года


Оцените статью:
ПлохоСойдетТак себеХорошоОчень хорошо (Пока оценок нет)
Загрузка...
Поделитесь:

Уличные игры как городская практика

2 марта

Оказывается, уличные игры становятся обычной городской практикой — такой, например, как выступления уличных музыкантов. Игры для взрослых с использованием любого городского пространства.

Дизайнер уличных игр — уже устойчивая профессиональная идентичность. Фестиваль уличных игр — устоявшийся формат международного культурного события. Люди арендуют на ночь торговые центры, чтобы поиграть там в зомби. Или на буднично работающем вокзале играют в теракт — незаметно для пассажиров и служащих.

Разработчик игр Михал Грелевски рассказывал об этом на Факультете свободных искусств. Лекцию начал со списка проблем городского пространства. Первые пункты — пространство не всегда доступно, и машин в нем больше, чем людей. Приятно слышать и осознавать, что это подается как проблемы. То есть, для решения все городские пространства должны быть открыты пешеходам, а место для машин сведено к минимуму.

Понятно, что люди часто не знают, что им делать на улице, кроме перемещения из пункта А в пункт Б, и (в подходящих городах) прогулки. Но уличные игры открывают тут много возможностей.

В большинстве случаев у игры есть технологическое обеспечение: минимум — смартфоны с интернетом у участников, плюс мобильное приложение, позволяющее создавать и удерживать игровую ситуацию. Технологический бэкграунд современных уличных игр отличает их от развлечений с аниматорами: есть определенный порог входа. Содержание зависит от разработчика, но оно может быть рискованным и серьезным.

Стоит остановиться на игре в теракт на вокзале. Читать дальше про городские игры

Социология денег

5 марта

Лекция про социологию денег в Европейском университете. Вопрос, что такое деньги появляется, когда их не хватает. В сущности, это направление открывает перспективу взгляда на деньги как на участника этически сложных социальных отношений. С чем все мы сталкивались, но не обсуждали с исследовательской точки зрения.

А тут что ни день, то кейс. Деньги — это вопрос этики, а не экономики. Даже в ракурсе государственного господства, когда деньги в размере, привлекательном для заработка, есть только у государства, и ты делаешь ту работу, которая нравится государству, а не полезную для общества или радостную для себя. А потом из-за денег (из-за отношений денег разных стран) наступает крах государства. Или возьмем личный крах из-за кредитов, смертельно опасного искушения, приводящего действительно к самоубийству. Читать дальше про деньги

Как использовать стены для выставки

5 марта

Выставка Ильи Гришаева в Anna Novа. В основном, художник жестко расписал стены галереи черной краской. Кое-где подложена бумага, но больше прямо по стене. Бесконечный паттерн, похожий на чрезмерно запутанную, гиперболизированную колючую проволоку. Пришли не меньше ста человек и вели себя, как обычно на выставках — пили шампанское, фотографировались и активно общались (тоже бесконечный паттерн). Веселый гул голосов в огороженном колючкой пространстве. Выставка как подходящая рамка для массовой коммуникации. А также идеальный фон для фото: трудоемкая, но однообразная работа, где ничего не выделяется. Но которая хорошо размножается с помощью многочисленных снимков с людьми. Как будто художник создал ловушку для посетителей: они заражаются и становятся машиной для распространения паттерна повсеместно. В галерее роспись, вероятно, уничтожат, но она останется на каждом компьютере, в каждом фотоаппарате. Готов сюжет фильма ужасов про заражение от художника.

Там еще есть немного мелких невнятных и бледных рисунков, развешанных на фоне тотальной колючки: они физически останутся, но их-то трудно запомнить.

Как художники попали в автозак

14 марта

В Москве чертову дюжину художников арестовали за то, что они несли по улице материалы антивоенной уличной выставки. Чем это обернулось, и что из этого следует?

Почему свинья в Лувре спасает мир?

16 марта

Отличная лекция Сергея Ковалевского про современное искусство в музее. Он классифицирует приемы (возможно, в дидактических целях), но мне интереснее думать о стратегии художника в музее в целом. Если выводить из лекционного материала, то речь идет об установлении отношений с историей с помощью новых, концептуальных объектов, путем диверсии (то есть с нарушением местного порядка) вписанных в музейный контекст. Новый объект отвечает группе исторических объектов, транслирующих определенный порядок своей эпохи. При этом ответ художника проистекает из желания художника нарушить порядок одновременно с точным вписыванием объекта в несоответствующую ему, в изначально созданную не для него среду: он выделяется, но одновременно выглядит вполне гармонично, и непосвященный в историю зритель вполне может составить свою историю, где новый объект будет частью общего порядка. Самый простой способ в данном случае — это фейковые объекты. Читать дальше

Сон о сказочном Петербурге

18 марта

Приснилось, что где-то с Мойки сквозь Главный штаб есть тайный проход в большой парк, где прямо сейчас расцвели сотни цветов, причем одновременно от крокусов до георгинов, а последние выше человеческого роста.

В Томске появилось философское кафе

20 марта

Философское кафе в Томске. Исходили из текста Ханны Арендт о свободе. До встречи я думала о свободе, как о возможности движения, альтернативного порядку наличного контекста. После — как о практике размыкания ситуации, разделенной с другими. Исключительно "внутренняя" свобода выглядит ненастоящей. Для настоящей нужна как минимум аудитория действия, а лучше — соучастники. "Коллективные действия" (имею в виду группу художников) в этом идеальны. Другой интересный вопрос — перформативность свободы. Поскольку движение к цели получается, в конечном счете, не свободной, а напротив — жестко ограниченной, регламентируемой ситуацией. Тут можно сравнить революцию и "строительство коммунизма", то есть целенаправленное установление нового порядка, формирование нового государства. Революция, понятно, свободна, а ее последствия с рациональными целями — уже нет. Тут получается, что свобода в своей основе имеет импульс, желание, силу. Затем формируется умозрительная цель, и свободе приходит конец.

Но если свобода перформативна, то, как и любой перформанс, она — в процессе действия — может либо состояться, либо нет. В этом ее риск. Состоявшийся опыт свободы содержит в себе импульс, росток для нового действия, и тогда все продолжается. Это красивая, идеальная, желанная картинка.

На деле все время имеет место несостоявшийся опыт свободы, подмена свободы целеполаганием, имитация импульса и движения в пиар-целях (это может продолжаться, пока есть бюджет). А также отсутствие ценности и желания свободного действия.

И пару слов про отношения желания и цели. Желание не равно цели, хотя они могут сливаться на некоторых участках пути. Но наступает момент, когда нужно выбрать между честностью желания и обоснованностью цели, одновременно принося отвергнутое в жертву. Хотя, с другой стороны, тут есть поле для спекуляций и манипуляций, когда делаешь вид, будто преследуешь цель, но на самом деле следуешь своему желанию с иной, чем у заявленной цели, конфигурацией. Или, напротив, когда изображаешь желание поставленной другими цели, но в реальности тебе всего лишь надо удержаться на плаву за зарплату.

О коллективных телах на улице и отношениях перформеров с полицией и пикетом

20 марта

Перформанс "Тело в парке" Лаборатории "ТриП". Как тело меняет архитектуру места. В назначенный час главное место на площади заняло тело НОДа. Тяжелые кубические формы конструкций (палатка, плакатная инсталляция) и нагромождения малоподвижных людей. Тело провластного пикета с двумя вялыми флагами, от которого хочется держаться подальше. Как тело Джаббы из "Звездных войн" — весь размер пикета примерно с него.

Затем закономерно встретилось коллективное тело полиции: несколько молодых, одинаково одетых клонов тесной группой курсировали по скверу и площади. Даже туалет посетили, практически не разделяясь.

В разреженном, одновременно снежном, сыром и грязном пространстве также можно было наблюдать шевеление отдельных тел. Время воскресной прогулки людей, ничем не связанных между собой, кроме города проживания.

Перформеры обнаружились вдруг — благодаря стремительному и направленному шагу друг за другом сразу нескольких человек. Именно скорость и направленность вычленили их из ленивого фона. Пожалуй, их можно назвать отрядом. Независимо от того, двигались они или останавливались, они всегда имели в виду соратников, как происходит в стае птиц. Особенно на поворотах, как будто они, даже находясь на расстоянии, тем не менее, ощущают, какой у соучастников вес. Не коллективное, но распределенное тело. В то время, как тело-масса просто присутствует в отведенном ему месте, а коллективное тело выполняет одну работу, распределенное тело — многозадачно. Каждый имеет собственную траекторию, включенную в общий рисунок движения. Танец по парку. Читать дальше про перформанс и смотреть фото

"Замок" Кафки как петербургское кино

25 марта

Позавчера, после двух перелетов, успела на показ фильма "Замок" в библиотеке на Карповке. Фильм Константина Селиверстова по Кафке. Экранизация, но с четким символическим финалом: землемера К. насильно волокут к тому, с кем он так хотел встретиться, но то и дело увиливал. Открывается дверь, и за ней — только яркий свет. Нечто подобное есть в финале странного фильма "Безымянный палец". Но в "Замке" такой исход совершенно неожиданно прерывает бесконечное кружение героя в попытках придти к какому-то ясному состоянию…

В киноверсии "Замок" похож на полуосознанный сон, который, в силу своей сновидческой природы, никак не может быть рационально организованным, но при этом герой-то помнит о своей задаче провести землемерные работы, и, оказавшись в столь ненормальном мире, продолжает декларировать нормальные, рациональные цели, несмотря на то, что его поведение по факту часто такое же безумное, как и мир вокруг: он легко втягивается в цикличный порядок безумства, принимая практически все, что ему предлагают. Читать дальше

О микротоновой музыке

26 марта

Лекция Лидии Адэр в Музее звука. Речь о переформатировании мирового (музыкального) порядка, где в течение нескольких веков использовались — и распознавались — только двенадцать (музыкальных) "первоэлементов". Композиторы микротоновой музыки обнаруживают различия звуков там, где "обычный" человек их, как правило, не воспринимает. В результате число типов музыкальных звуков возрастает в несколько или даже во много раз, в зависимости от того, что композитор готов различить. Например, в двадцать пять с лишним раз. Музыка получается гораздо сложнее и богаче.

Нетрудно догадаться, что микротоновая музыка расцветала как модернистская, футуристическая практика (изобретались специальные инструменты и переделывались традиционные), а затем совершила рывок в развитии, благодаря развитию электроники. Читать дальше

Что делают художники ради видеоарта?

27 марта

Теперь о лекции Карины Караевой в "Тайге" (на очереди — Райская конференция). На самом деле это была не лекция, а показ хорошей подборки видеоарта с ремарками между видео, напоминающими доклад на профессиональной конференции исследователей этого самого видеоарта. Лектор-комментатор, в основном, указывала на телесное измерение работ художников. Действительно, в подборке в качестве главного инструмента, как правило, выступало тело художника, и такое трех-пятиминутное арт-высказывание путем некоторого обращения с собственным телом как раз по содержанию можно приравнять к докладу на какой-нибудь конференции. Это, например, "речь" об абсурдности социальной, "обязательной" женской практики нанесения макияжа. Или про сложность современной гендерной идентичности. Или о том, как быть собой сегодня в контексте своей национальности.

С другой стороны, художники изобретают новые практики, которые порой хочется повторить, а повторяемые практики как раз являются основой идентичности либо личности, либо неких человеческих групп. Мне особенно запомнился отрывной танец (эстонского?) художника на могиле его отца, с тем же именем, что и у художника. Еще — жизнеутверждающий полустриптиз-полубалет в электричке, когда под темной унисекс-одеждой пассажира оказывается прозрачная розовая блузка. А также практика обсасывания микрофона художницей, в результате чего микрофон издает звуки, складывающиеся в полноценную музыкальную композицию.

Но основное впечатление, повторю, в том, что короткий видеоарт на острую современную тему, привлекающую продвинутые массы гуманитарных исследователей, может заменить научный доклад или лекцию. Степень понятности для (подготовленной) аудитории как доклада, так и видеоарта будет примерно одинаковой. А сэкономленное время можно оставить на подробное обсуждение.

Поэтому выступление Карины Караевой тоже вполне можно было бы заменить видеоартом, с ее участием, когда она перед камерой произносит (читает с монитора) тот же самый интеллектуальный текст про новые идентичности и практики самопрезентации, в том числе — телесной, а на ней самой меняются наряды, от современно-стильных (как и было) до абсурдных, до костюма панды, в котором героиня одного из видео, исполняла танец на пилоне. Но в случае с лекцией-видеоартом, пожалуй, можно обойтись без эротического измерения.

Где находится Рай?

29 марта

Вольную конференцию "Мысль о Рае" (Петербург, 26 марта 2016) так и подмывает назвать Райской конференцией, ведь, в согласии с текстом монаха Ефросина, писавшем о рае земном и попавшем в один из докладов, на конференции не было ни царя, ни татьбы, ни вражды. Также не было, например, денег, мяса и соли, ничего лишнего, как в раю и положено. Только танец вольного духа. Или, точнее, вольной мысли. Читать дальше о граненом стакане, Соломоне и Китоврасе, мусоре в Раю и райском состоянии

Некоторые странности психоанализа

30 марта

Интересное из Лакан-ликбеза вчера. То, что бессознательное работает не всегда. Оно закрывается в ситуации переноса, когда пациентка начинает ориентироваться на аналитика из-за своих чувств к нему. Подозреваю, что такое происходит не только в отношениях с аналитиком. Другой момент — в психоанализе аналитик обращается к бессознательному пациента. Значит ли это, что лучший психоаналитик — какой-нибудь мастер дзен?.. Некоторые аналитики в своей работе полагают, будто есть какие-то части психики пациента, не затронутые неврозом, рациональные, и аппелируют к ним. Психоанализ превращается в коучинг. Третий момент — синхронное развитие частного случая психоанализа (пациент — аналитик) и отношений психоанализа с культурой. Можно ли считать психоанализом общение клиента и человека с формальным статусом аналитика, когда из этого общения ничто не переходит в развитие психоанализа в целом, когда статьи и книжки не пишутся, семинары не ведутся, ученики не готовятся, — вот в чем вопрос.

И наконец загадочная, но привлекательная вещь: работает бессознательное пациента, работает бессознательное аналитика, и между ними выстраивается область психоаналитической речи как медиума между двумя бессознательными, меняющими друг друга.

Мы, фанерные фигуры

31 марта

Посетила выставку Александров Теребенина и Шишкина-Хокусая. В дальних закоулках Эрмитажа (Молодежный центр). Наверное, логичнее делать такую экспозицию в промзоне, в духе работ художников. Интересно, как совмещаются поверхности одного автора с фигурами другого. То есть, очень кстати, что один показывает поверхности, а другой — фигуры. В близкой эстетике. Фанерная фигура гармонично выглядит на фоне такой поверхности, в то время как для человеческого селфи подобный фон не особо подходит: человека получится слишком много. Плоскостной мир, ряды плоскостей. Также интересно, как Шишкин-Хокусай репрезентует человеческую телесность, ведь его фигуры — человечки. Не случайно среди работ есть отсылка к скульптурам Летнего сада, как классической репрезентации телесности, некой художественной "норме". Фанерные плоскости, конечно, побег от нормы, но почему-то они оказываются привлекательными. Может, потому что в современной городской толпе мы тоже воспринимаем многочисленные человеческие тела как условно-плоские, к тому же одинаковые, но вместе с тем некоторые из них (некоторые типы) выглядят вполне симпатичными. И, как во всяком городе, эти отчасти одинаковые плоские тела группируются и делают нечто странное, это "фигуры для игры" (название одной из композиций). Иногда странное становится драматическим.

Жизнь многочисленных плоских фигур разворачивается в видео-арте, организованном как прохождение пространства компьютерной игры, где творится черт знает что. В коридорах шутера размещены эти одинаковые человечки, а потом еще большие кошки, фламинго… чудовища, наконец. Получается нечто вроде кошмарного сна, где ничего не понятно, загадочно, убежать нельзя, и распознается нечто жуткое. В одном случае похоже на нелегальную лабораторию, где ужасным образом трансформируют человеческие тела. В другом — напоминает женский концлагерь. Смотрела минут двадцать — трудно было оторваться, проснуться. Но можно было и час простоять. Как такая же фанерная фигура среди подобных фигур, объединенных довольно странным, непроизводительным и, по сути, бесцельным занятием, к которому, однако, внутри круга фанерных фигур принято относиться серьезно.

Читайте также

Петербургский дневник. События города в феврале 2016 года: прогулка как жанр современного искусства, оркестр гаджетов, мир без работы, запрещенный художник, феминизм для масс, забор как медиа, приход виртуальных миров.

Петербургский дневник. События города в январе 2016 года: миссия пролетариата, поэты против смертной казни, редактирование генома для кухарок, головы Пепперштейна и манифест киборгов.